Вчера, 3 октября 2016 года, глава Балтийского Авангарда Русского Сопротивления (БАРС) Александр Оршулевич дал интервью журналистам популярного местного телеканала «Первый Городской», которые интересовались его мнением относительно случаев осквернения советских памятников в центре Калининграда. Например, за день до этого неизвестные нанесли на танке-памятнике Т-34, расположенном на улице Генерала Соммера, свастику и надпись «На Кремль!».

2-3 июля 2016 года в Киеве проходила конференция по вопросу создания Балтийско-Черноморского Союза, на которую меня делегировал глава БАРС Александр Оршулевич по приглашению Гражданского Корпуса «Азов». Как известно, наша организация поддерживает проект Междуморья, и это приглашение на международную конференцию с участием дипломатов от разных стран Восточной Европы для нас было совершенно естественным явлением.

Ушли в мир иной когорты бескомпромиссных бойцов за православную Русь, умеющих разить  красное лихо не только острым мечом, но и метким словом. Сегодня нас сотни, и даже — неполного состава, стоящие, словно дружинники Коловрата, под глыбами лжи, малодушия и злорадства. Грустить ли нам от этого или предаться унынию, опустив от безнадежности руки?

Власти Российской Федерации продолжают упорно бороться с любыми независимыми организациями и политическими объединениями, способными встать на защиту прав и свобод как отдельных граждан, так и целых этнических групп. С завидным упорством различные государственные органы проводят планомерную зачистку политического поля страны, желая обезопасить себя и своё будущее от возможного народного гнева. Особенно же, от гнева целых этнических групп, исторически не желавших покориться советской политической машине. В рамках этой «чистки», в конце апреля под удар наследников большевиков попали их давние и непримиримые враги – крымские татары, меджлис которых был запрещён решением Верховного суда Крыма. Иск о запрете деятельности татарского представительного органа поступил в Верховный суд полуострова от одиозного и известного российского прокурора Натальи Поклонской, заявившей о том, что руководители крымского меджлиса Рефат Чубаров и Мустафа Джемилев «являются марионетками в руках больших западных кукловодов, а крымско-татарский народ используют как разменную монету».

Вспоминая большую и горькую историю антибольшевицкой борьбы, мы часто забываем, что в своё время коммунистам противостояли не только русские национальные военные и государственные образования в лице Белого движения, Приамурсмкого земского края или тамбовских повстанцев, но и многие другие. Например, Финляндия, БНР или Украинская держава. Причём если антибольшевицкая политика первых двух – очевидна, то политика Скоропадского некоторым кажется неоднозначной. Был ли Павел Петрович на самом деле врагом большевиков? Видел ли он возглавляемое им государство как плацдарм освобождения России или собирался строить независимое украинское государство? В каких отношениях был с представителями белого движения?

Русификация – слово, которое ныне вспоминают многие национально настроенные граждане бывшей Российской Империи в антирусском контексте. Этим словом пугают, этим словом грозят, этим словом напоминают о том, как Российская Империя порабощала и уничтожала целые этнические группы. За более чем сто лет русификационная политика давно исчезнувшей Российской Империи превратилась из исторического факта в сказочный миф, где одна сторона выдаёт реальные ошибки государственной политики за «коварный и дьявольский план московитов», другая же  обеляет их до «ангельского света». И то, и другое мнение отстоит достаточно далеко от истины. Сейчас, в 21-м веке, когда национальная Россия исчезла, а её политика стала историческим наследием, русским национально мыслящим людям необходимо не просто признать допущенные ошибки в Российской Империи по отношению к другим народностям и нациям, но осознать тот факт, что повторение их является тупиком, ведущим в сети национал-большевизма и этнического шовинизма.

Не ложись с мужчиною, как с женщиною: это мерзость. (Лев. 18, 22)

Тягчайший грех мужеложства в Российской Империи был уделом редких содомитов, вынужденных скрывать свою противоестественную похоть под угрозой государственного и церковного наказания. Например, согласно уложению Петровского времени: «Если кто отрока осквернит или муж с мужем мужеложствуют, оные, яко в прежнем артикуле помянуто, имеют быть наказаны. Ежели насильством то учинено, тогда смертию или вечно на галеру ссылкою наказать». Но уже само существование такого закона говорит о неоднократных случаях подобного разврата в Императорской Армии.

События двух крайних лет убедили многих, соприкасающихся с нашим народом, да и самих русских, в том, что имперский цемент обречен уйти в землю.  На деле, представляется нам, всё не так: крымско-донбасская эпопея не просто высвободила дух гниения из относительно замкнутой социальной системы, она катализировала некоторые процессы, гниением лишь начатые. Речь идет о процессах, сопровождающих системное изменение свойств русского этноса, лишь казавшегося монолитом в яркие имперские времена, но всегда жившего своей жизнью, неподвластной в своих основах как имперской элите,  так и большевикам, озабоченным удержанием в руках этого огромного этнического массива.

25 января сего года отставные строители «Новороссии» заявили о появлении на политической сцене РФ «третьей силы». Многие удивлены тому, что в «Клуб 25 января» вошли персоны, увидеть которых вместе ранее было невозможно: красные и белые, националисты и коммунисты, православные и язычники. Прямо-таки идиллия: ортодоксальный коммунист Калашников братается с «европейским националистом» Просвирниным; фрондирующий левак Лимонов дружески беседует с «национал-демократом» и зороастрийцем Крыловым; сталинист Кунгуров консультируется со специалистом по летающим тарелкам Карабановым. А освящает всю эту братию своим авторитетом «государственник», «белогвардеец» и «монархист» Гиркин.

В результате проведенной Кремлем на Крымском полуострове в период с 22 февраля по 18 марта 2014 года специальной военной операции, сопровождаемой привлечением вооруженных подразделений, дислоцирующихся на территории Севастополя, а также присланных через Керченскую переправу российских спецслужб и вооруженных сил, именуемых поначалу «зелеными человечками», Крым вернулся на «историческую родину».

Top