Вспоминая большую и горькую историю антибольшевицкой борьбы, мы часто забываем, что в своё время коммунистам противостояли не только русские национальные военные и государственные образования в лице Белого движения, Приамурсмкого земского края или тамбовских повстанцев, но и многие другие. Например, Финляндия, БНР или Украинская держава. Причём если антибольшевицкая политика первых двух – очевидна, то политика Скоропадского некоторым кажется неоднозначной. Был ли Павел Петрович на самом деле врагом большевиков? Видел ли он возглавляемое им государство как плацдарм освобождения России или собирался строить независимое украинское государство? В каких отношениях был с представителями белого движения?

В рамках программы БАРС по десоветизации региональной топонимики, наша организация выдвигает идею последовательного переименования ряда населённых пунктов (и их улиц) Калининградской области РФ в честь героев национальной России, проливавших кровь на этой земле. Не за Сталина, не за РКП(б) с её проклятым коммунизмом, не за чекистские «тройки» или концлагеря. А за настоящую Россию, за наше православное Отечество, свято хранившее заветы святых праведников и бывшее родной матерью населявших её народов и любезной хозяйкой её многочисленным гостям и колонистам из Европы.

В ноябре 1730 года, 285 лет назад, родился один из самых великих полководцев в истории России — Суворов Александр Васильевич, национальный герой, не потерпевший ни одного поражения в своей военной карьере: в более, чем 60 сражениях, причём во всех них победа была достигнута при численном превосходстве неприятеля.

Всем нравятся парады. Люди рады посмотреть на стройные полки, марширующие в ногу. У каждого есть подсознательная тяга к порядку, ведь когда царит порядок и жить легче и всё получается.

Генерал Андрей Степанович Бакич относится к такому типу людей, которых современная власть предпочитает забыть и не вспоминать. На то у преемников советской власти есть веские основания. Андрей Степанович родился в Черногории в 1878 году, в 1900 году переехал в Россию, где и начал строить свою военную карьеру, богатую подвигами и победами. В течение Первой Мировой войны, благодаря своей храбрости и полководческому таланту, он быстро прошёл карьерный путь от подпоручика до полковника. Георгиевский кавалер 4-ой степени, он показал себя преданным и мужественным человеком, не знающим страха и трусости.

В прошлом году отмечалось 100-летие Восточно-Прусской операции Русской Императорской Армии в ходе Первой Мировой (Великой Отечественной) войны 1914-1917 годов. Неожиданно, без всяких к тому предпосылок, область просто накрыл шквал бурной деятельности по тематике захоронений русских воинов — могил, до которых никому не было дела все годы советской власти на этой земле. Причина очень проста: власти решили в очередной раз воспользоваться возможностью продемонстрировать свою липовую преемственность от исторической России и выделили бюджетные деньги на кое-какие праздничные мероприятия и реставрацию мемориалов, установленных ещё германским правительством в 1914-1945 годах. Ну и, разумеется, появились аферисты,взявшиеся с революционным энтузиазмом осваивать бюджетные деньги. Мы, конечно, не стали бы и писать об этом обыденном явлении окружающей жизни — мало ли воров и жуликов на всех уровнях государственной власти и в самом обществе — если бы не участие калининградской епархии советской лже-церкви МП РПЦ в постыдных манипуляциях по «увековечиванию памяти героев Первой Мировой войны».

Изданный в Российской Федерации в начале 1990-х четырёхтомник «История Русской армии» А. Керсновского считается безусловной классикой отечественной военно-исторической литературы. Не прочитать эту книгу для человека, интересующегося данной темой, просто недопустимо. Её автора многие воспринимают как белогвардейского офицера или, возможно, генерала.

Собственно, примерно так воспринимали Антона Антоновича Керсновского и его современники (как русские эмигранты, так и иностранные военные специалисты) в конце 1920-х – начале 1930-х. В частности, в немецких военных журналах о нём прямо так и писали: russischer General Kersnovski. Впрочем, некоторые эмигранты были уверены, что никакого Керсновского в природе не существует, а есть коллектив авторов – старших и высших офицеров, которые пишут под общим псевдонимом. Тем более, что никто не знал ни генерала, ни полковника Керсновского, хотя по уровню его многочисленных работ, публиковавшихся с 1927 года в «Русском военном вестнике» (позже переименован в «Царский вестник»), было ясно, что автор является, как минимум, полковником Генерального Штаба Императорской Армии. А скорее — генералом, как считали немцы.

Декілька років тому я взявся за відновлення і збереження родинної пам’яті про своїх предків. Як і більшість росіян сьогодні, до певного часу я нічого не знав про своїх прабатьків далі рідних бабусь і дідусів по обох лініях. Але любов до історичної Росії, долучення до національного ідеалу Святої Русі, яким жили наші благочестиві пращури, спонукали мене розвідати всю доступну інформацію про своїх родичів, про їхні долі — до революції і після.

Редко в современном Русском национальном движении можно встретить положительные отзывы о последователях магометанства (ислама). Нами оказались неоправданно забыты многочисленные соратники, которые под зелёным знаменем, не жалея своих жизней, сражались за Россию в составе Русских белых армий против общего врага — безбожного красного ига. Многие из них являются достойнейшими и славнейшими представителями русской армейской школы и военной традиции. Именно к таким офицерам относится знаменитый кавказский полководец, участник Белого движения, соратник П.Н. Краснова — Султан-Келеч-Гирей.

Несколько лет назад я взялся за восстановление и сохранение семейной памяти о своих предках. Как и большинство русских сегодня, до определенного времени я ничего не знал о своих прародителях дальше родных бабушек и дедушек по обеим линиям. Но любовь к исторической России, приобщение к национальному идеалу Святой Руси, которым жили наши благочестивые пращуры, побудили меня разведать всю доступную информацию о своих родственниках, об их судьбах — до революции и после.

Top