Чем отличается русский офицер от советского офицера?

Армия, В стране, Общество, Статьи / 31 марта 2016 г.
Советский офицер

Чем отличается русский офицер от советского офицера? Русский офицер до синевы выбрит, слегка пьян. Знает все от Баха до Фейербаха. Советский офицер слегка выбрит, до синевы пьян. Знает все от Эдиты Пьехи до «иди ты на…»

- Анекдот, имевший хождение в советской
армейской среде в 1980-х гг.

Вопрос отношения к советским и постсоветским офицерам для многих сторонников русского национального движения является до боли актуальным и востребованным, так как напрямую связан с их личной, семейной жизнью. Желая сохранить «мир» и спокойствие в своём доме, а также пытаясь избегнуть конфронтации с седым дедушкой в сталинских погонах или с отцом уже в современных постсоветских, федеральных, погонах, молодые люди предпочитают не отождествлять «родню» со слугами советского режима. Этот странный феномен человеческой психологии, наблюдаемый повсеместно среди «непримиримых» сторонников русского национального сопротивления, вызывает искреннее недоумение и протест. Протест против желания выдать мечты, а точнее некие странные душевные потребности, за действительность — и тем самым обмануть не только себя, но и окружающих. Советский офицер это не корабль, который, «как назовешь, так он и поплывёт», а значит выделять его из общего контекста без особых на то причин  недопустимо.

Бесспорно, глядя на своего «героического» родственника, у молодого человека могут рождаться сомнения. Медали и ордена за участие в войне в Афганистане или в антитеррористической операции создают впечатление того, что человек служил честно и смело. Возможно, так оно и было, ведь личное мужество, качество данное человеку от рождения Богом, нельзя отнять, но его значение меркнет, растворяется всего при одной мысли, что он служил не России, а Советской Родине, выполнял «интернациональный» долг и шел убивать по указу Кремля, в котором с 1917-го года засела антинациональная и богоборческая власть.

В такие минуты стоит помнить, что именно из Москвы, после недельных боёв с большевиками и интернациональным сбродом, русские офицеры, кадеты и юнкера отступили на Дон для продолжения борьбы за свободу своего отечества. Попытка же нацепить русский мундир на советского или постсоветского офицера в угоду своих родственных отношений всегда ведёт лишь к одному – к оправданию всего красного строя и их преступных деяний.

Нужно понять, что русский офицер исторически отличался не столько молодцеватостью в бою, презрением к смерти, сколько строгим соблюдением профессиональной этики, основанной на вековых традициях и христианском рыцарском духе. Именно об этом писал Иван Ильин, указывая:

кавычки3Во всей великой смуте наших дней, среди крушений, бед и утрат, в раздорах и соблазнах мы должны помнить одно и жить одним: поддержанием и насаждением духа рыцарственного служения. Ибо этот дух есть как бы воздух и кислород русского национального спасения.

Откуда же мог почерпнуть этот «воздух» советский офицер, который рос и учился в безбожной среде, где старая профессиональная этика, вековые традиции, понятия чести и справедливости, собственного достоинства были погребены в застенках советских лагерей или в братских могилах у Перекопского вала? А те из русских офицеров, что сохранили эту традицию и не «прогнулись» под тяжестью «нового строя», оказались в рассеянии заграницей. Истребив или изгнав всех лучших сынов России, большевики создали в своей армии ситуацию, о которой предупреждал старый русский генерал суворовской школы фельдмаршал Петр Витгенштейн:

кавычки3Всякий начальник имеет тысячу средств заставить своих подчиненных прилежать к службе, не оскорбляя в них чувства чести, которое должно быть главнейшей пружиной, руководствующей всяким вольным человеком. Ежели, напротив того, сие чувство не будет существовать, то нельзя ничего от такового офицера ожидать… Всякий благородный человек, опасаясь быть таким образом обижен, будет стараться удаляться от службы и вовсе ее оставить; следовательно, все хорошие офицеры выйдут в отставку и останутся те, которые дурным обращением не будут считать себя обиженными, т.е. именно те, которые недостойны носить военного звания и в которых служба не потеряла бы, когда они и вовсе оную оставили…

Именно поэтому нравственный облик красной армии всегда отличался низким уровнем, что было унаследовано и современной армией Российской Федерации. Ярким примером тому может служить резонансный случай изнасилования молодой таджички офицерами 201-й военной базы ВС РФ,  имевший место осенью 2015 года, или матерное увещевание контр-адмирала Тихоокеанского флота своих подчиненных офицеров о неприемлемости пьяной езды и употребления алкоголя «до безумия».

Русскоязычное информационное пространство давно привыкло к ужасающим материалам неуставного поведения постсоветского офицерского корпуса. Ненормативная лексика, введённая в повседневный обиход большевиками, пустила настолько крепкие корни в армейской среде, что в 21-м веке министерство обороны по просьбе «Всероссийского родительского собрания» вынуждено было издать особое пособие по этикету для военнослужащих, в котором, по словам автора Ивана Арцишевского, «присутствуют такие разделы, как, например, хорошие и плохие манеры, имидж и внешний вид, порядок приветствия, рукопожатие, поведение в общественных местах, галантность, светские обязанности мужчин, телефонные разговоры, извинения, пунктуальность и обязательность». Про попустительство массовых драк в вверенных им частях и массовом, особо жестоком рукоприкладстве со стороны офицеров не стоит и упоминать, так как любой служивший в советской или в современной армии ВС РФ может рассказать предостаточно историй. 

Возможно ли сохранить «белую ризу», окунувшись в сточную канаву? Нет, невозможно. Невозможно, находясь в подобной офицерской среде, сохранять свою честь и достоинство, быть человеком высоких морально нравственных качеств, которые предъявлялись русскому офицеру в былые времена. Кто даст гарантии, что именно горячо любимый и чтимый «герой»-родственник не бил солдат, не напивался в дым и не совершал недостойные, преступные поступки? Чьё слово будет порукой, что, выполняя «интернациональный долг», он, подобно своим наставникам командирам «ленинской школы», не убивал, не насиловал, не грабил мирное население? И это не самое страшное, что он мог совершить. Самое страшное и непростительное это самый факт того, что он служил большевикам. Служил по собственной воле и своему радению, продолжая тем самым их власть, о которой русский генерал, бесспорный герой, Михаил Гордеевич Дроздовский сказал: «Россия погибла, наступило время ига. Неизвестно, на сколько времени. Это иго горше татарского».

Каждому из нас стоит помнить и другую его фразу: «Голос малодушия страшен, как яд». Прикрыв свою совесть увещаниями о покое и мире в семье, мы попустительствуем злу, и не взываем к совести человека, который смертельно ошибся. Возможно, именно наши воззвания, проникнутые теплотой родственных чувств, искренние увещевания приведут к неподдельному покаянию «красного героя» — и Россия обретёт еще одно верного и стойкого сына. И однажды, как писал русский журналист Г.П. Апанасенко, мы увидим вновь «на фоне ясного неба фигура белого русского офицера, этот ровный, слегка «печатающий» шаг, эта презрительно закинутая за плечо винтовка, не кланяющаяся пулям голова, этот спокойно-гордый вызов красной ярости…»

Автор: Ярослав Лавринович

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>