За годы коммунистического ига Россия потеряла тысячи мировых шедевров живописи, скульптуры, ювелирного искусства

В стране, История, Культура, Общество, Политика, Экономика / 28 мая 2015 г.
Иван Ильин о прощении врагов - коммунистов

Как и любые иные захватчики и оккупанты, большевики не только истребляли покоренный ими русский народ, но и систематически его грабили, продавая за бесценок всё то, что созидалось веками трудов русской нации. Грабеж и продажа ценностей носил многоуровневый и массовый характер. Если бойцы Красной Армии и рядовые сотрудники ЧК грабили отданное им на поругание население страны, то власть имущие из высших кругов предпочитали разорять галереи, музеи и дворцы. Так на Запад за бесценок утекало достояние Государства Российского. За очень короткий срок, в 1920-40-е годы, из оккупированной красными страны было вывезено и продано большинство ценнейших экспонатов.  При этом, по оценкам современных экспертов, прямой ущерб советской казны от подобных действий составил 50 миллиардов золотых рублей, косвенный же ущерб в виде потери культурных ценностей настолько велик, что не может быть оценён. Особенно преступно то, что сами большевики, выставляя массово ценности на торги, сильно снижали цены на антиквариат и драгоценности. Так, к примеру, бриллиантовая диадема «Русская красавица» с жемчужными подвесками, которую заказывал лично Государь Император Николай I Павлович в 1841 году, ушла с молотка за 310 фунтов стерлингов. Диадема «Русское поле» в форме венка из золотых и платиновых колосьев с россыпью алмазов и центральным желтым бриллиантом весом более 35 карат — была продана за 240 фунтов. А ведь реальная цена их исчислялась миллионами!

Весной 1919 года был издан декрет «О запрещении вывоза и продажи за границей предметов особого художественного значения». Он касался только частных лиц, которые могли бы спасти украшения от преступной реализации коммунистами. К началу 1920-го года, по словам искусствоведа Натальи Семеновой, большевистское государство русские ценности:

кавычки3Продавало — целыми дворцами: петербургские пригородные комплексы рассматривались как валютный резерв, интерьеры дворца княгини Палей в Детском (Царском) Селе были проданы оптом, гатчинский дворец-музей целиком готовили к отправке в Америку. Шла речь о продаже Эрмитажа — к лету 1929 года две тысячи полотен из Эрмитажа были намечены к реализации.

С 1925 года по Европе стали ходить каталоги, хорошо изданные и иллюстрированные, с переводом на различные европейские языки, в которых были представлены ювелирные украшения из бывшего русского Алмазного фонда. В ноябре 1926 года большевиками начались оптовые распродажи коронных бриллиантов. Они продавались в прямом смысле «на развес»: 9 килограмм купил английский антиквар Норман Вейс, потратив на них 50 тысяч фунтов стерлингов (1,5 миллиона рублей). Большевики спешили, так как, по словам Л. Троцкого, сказанным им в 1924 году: !Наступление пролетарской революции в Европе совершенно застопорит рынок ценностей. Вывод: нужно спешить до последней степени».

С особым усердием большевики стремились избавиться от имущества бывшей Царской Семьи. С лёгкой руки партийцев яйца Фаберже Императорской Семьи уехали из Советского Союза и стали частью собрания Британской королевской семьи. На одном из них — мозаичном Пасхальном яйце из платины, золота, бриллиантов, рубинов и изумрудов — есть эмалевый медальон с профилями жены и детей последнего русского Царя.

К 1930-м годам продажа ценностей потеряла любой смысл. Экономически это было невыгодно, однако обороты реализации сокровищ России не упали, а только увеличились. Были проданы: свадебная корона императрицы, картины Рембрандта, Ботичелли, Кранаха-старшего, Сезанна, Ван Гога, Пуссена и Дега, иконы ХV-ХVI столетий и многие другие ценности. При этом, декларируемая цель — покупка техники для советского народного хозяйства на вырученные деньги — была фикцией, так как выручка была настолько мала, что не влияла каким-либо образом на бюджет страны. По словам вышеуказанного искусствоведа Натальи Семеновой:

кавычки3Подсчитано, что доход от всех этих продаж составлял не более процента валового дохода страны. Можно было продать побольше пеньки и лаптей — и получился бы тот же результат.

Так, к примеру, из Московской библиотеки был продан в Британский музей Синайский кодекс (Codex Sinaiticus) — Евангелие, датирующееся 4 веком, рукопись которого на пергаменте была найдена на горе Синай. Цена проданной в 1933 году, по особому распоряжению  Сталина, рукописи была смешной — 100.000 фунтов стерлингов.

Продажа ценностей не прекратилась и после смерти первой волны большевиков. Она сократилась только ввиду сильного сокращения самого товара. К 1960-м годам в СССР уже фактически не было ценностей, которые могли бы привлечь серьёзного покупателя. Однако, даже в 1970-х годах большевики, не спеша, «дарили» картины, которые реализовывались на западных рынках искусства. В этих операциях в роли посредника выступал Арманд Хаммер, любимый капиталист Советского Союза, продавая от имени Москвы антиквариат в американских универмагах. Признательный Хаммеру за «сотрудничество» советский режим в 1970-х годах подарил ему картину Малевича. Вскоре после этого бизнесмен перепродал эту работу за 1 миллион немецких марок.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>