Письмо генерала Е.К. Миллера наркому внутренних дел СССР Н.И. Ежову, 1937 год: к вопросу о слепоте Белых вождей и беспомощности русской эмиграции

Армия, В стране, История / 29 января 2015 г.
Миллер письмо Ежову

22 сентября 1937 года советской разведкой в Париже был похищен генерал Е.К. Миллер, глава Русского Общевоинского Союза — преемника Русской Армии генерала П.Н. Врангеля. Вероятно, расчет большевиков строился на том, чтобы убрать неподкупного председателя РОВС и посадить на его место своего агента: тогда вся военная эмиграция оказалась бы в руках чекистов. РОВС оказался бы добитым страшнейшей провокацией, если бы не записка, оставленная Миллером в день похищения.

В этот роковой день, уходя на деловую встречу на улице Колизе, Миллер вручил генералу П.В. Кусонскому запечатанный конверт со словами:

«Вы подумаете, может быть, что я сошел с ума… Но если что-нибудь случится, вскройте это письмо».

Кусонский вскрыл его только в 11 часов вечера, после обнаружения исчезновения Миллера чинами Общества северян, которые напрасно прождали своего всегда точного председателя с 8 до 9 часов 20 минут вечера в помещении РОВС, где было назначено очередное заседание. Записка Миллера гласила:

«У меня сегодня в 12.30 часов дня свидание с генералом Скоблиным на углу улиц Жасмэн и Раффэ. Он должен отвезти меня на свидание с германским офицером, военным атташе при лимитрофных государствах, Штроманом и с Вернером, прикомандированным к здешнему германскому посольству. Оба хорошо говорят по-русски. Свидание устраивается по инициативе Скоблина. Возможно, это ловушка, а потому на всякий случай оставляю эту записку. 22 сентября 1937 года. Генерал-лейтенант Миллер».

Скоблина разыскали только около часу ночи. На вопрос заместителя председателя РОВС М.А. Кедрова, где и при каких обстоятельствах он видел сегодня генерала Миллера, Скоблин заявил, что вообще не видел его в этот день. Даже узнав, что существует доказательство его встречи с Миллером, Скоблин настаивал на своем. Было решено всем вместе – Кусонскому, Кедрову и Скоблину – идти в парижскую полицию и официально заявить об исчезновении Миллера. Но при выходе из здания РОВС на улицу Скоблин бежал…

Что случилось с Евгением Карловичем после похищения день за днем нет возможности установить. Но в последнее время опубликованы некоторые материалы из Центрального архива ФСБ, чудом уцелевшие из уничтоженного чекистами дела генерала Е.К. Миллера. Из них следует одно: Миллер и в руках врагов оставался честным и бескомпромиссным. Как явствует из его писем из заключения, его схватили, связали, подвергли действию хлороформа и в бессознательном состоянии отвезли на советский пароход, на котором он очнулся лишь 44 часа спустя – на полпути между Францией и Ленинградом. По свидетельству доктора Ландовского, участника похищения, в ответ на советы дать ложные показания и тем купить себе спасение, Миллер говорил:

«Я врать не буду. Так как большевики, троцкисты и сталинисты ненавистны мне в одинаковой степени, я, как царский генерал, не позволю себе играть на руку одной из этих банд убийц».

29 сентября 1937 года состоялся первый допрос Миллера на Большой Лубянке. Здесь он сидел в одиночной камере № 110 под именем Иванова Петра Васильевича, и, вероятно, надеясь, что ему как-то удастся дать знать о себе в Париж, пишет два письма жене и начальнику канцелярии РОВС генералу Кусонскому, а позже (4 ноября 1937 года) заявление начальнику тюрьмы с просьбой известить жену, что он жив, но просьба эта была напрасной.

Всю осень 1937 года следователь Н.П. Власов вел допросы Миллера, а 27 декабря к нему в камеру явился нарком внутренних дел Н.И. Ежов. На следующий день Миллер направляет ему заявление и прилагает 18-страничную записку о повстанческом движении в СССР с некоторыми дополнениями, из которых было ясно, что ни РОВС, ни генерал Миллер не имели ровно никакого отношения к антисоветским волнениям внутри страны. Для чекистов такие данные не представляли никакой ценности, поэтому Власов вернул их Миллеру сразу. Миллер никого не предал из своих соратников и ничего конкретного о работе РОВС чекистам не сказал.

Видимо, он еще надеялся хоть на какую-то милость со стороны своих мучителей, не понимая до конца, к кому в руки он попал. В письме от 30 марта 1938 года он просит Ежова разрешить ему побывать в церкви, чтобы «отговеть на ближайшей неделе» и «в течение одной недели во время Великого поста», ссылаясь на декларации советского правительства о свободе вероисповеданий в советской стране. Послание Миллера советскому Митрополиту-изменнику Сергию (Страгородскому) с покорнейшей просьбой о передаче в тюрьму Евангелия на русском языке и «Истории Церкви» со словами «болезненно ощущаю невозможность посещения церкви» также не было передано адресату (или адресат не соизволил на него ответить).

Последний по времени документ, написанный Миллером, датирован 27 июля 1938 года. Это – письмо Ежову, полное тревоги о жене: «Меня берет ужас от неизвестности, как отразится на ней мое исчезновение. 41 год мы прожили вместе!»

Его судьбу окончательно и бесповоротно решил новый нарком внутренних дел Берия; это было сделано в экстренном порядке и в течение нескольких часов. 11 мая 1939 года в 23 часа 5 минут, по приговору военной коллегии Верховного Суда СССР, Е.К. Миллер был расстрелян и в 23 часа 30 минут сожжен в крематории. Дело, заведенное на него в НКВД, тогда же было уничтожено, но несколько документов уцелело: письма Миллера и последние бумаги, относящиеся к нему, случайно попали в другое дело. Это и сохранило их для истории.

С момента похищения и до самой своей смерти Евгений Карлович проявлял необычайную выдержку, силу воли и крепость духа. Вера в Спасителя и преданность Церкви выражена словами генерала: «Я не покончу самоубийством прежде всего потому, что мне это запрещает моя религия. Я докажу всему миру и моим солдатам, что есть честь и доблесть в русской груди. Смерть будет моей последней службой Родине и Царю. Подло я не умру».

Не умаляя подвига генерала Миллера и ничуть не сомневаясь в его рыцарской честности, мы поделимся некоторыми своими наблюдениями, сделанными в ходе ознакомления с архивными материалами. А именно: нас, воспитанных в иное время и совсем иначе, не может не удивить детская наивность генерала Миллера. Находясь уже в советской тюрьме, откуда, судя по опыту предшественников, выхода не было, полностью завися от сатанистов-большевиков, которых эмиграция так убедительно разоблачала, знаменитый белый генерал, глава крупнейшей эмигрантской военной организации, о чём-то просит, чего-то ждёт, кому-то пишет.

Он смотрит на коммунистов как на таких же русских людей, как и он, которым дорога Россия (пусть по-своему), и которые желают по-своему понятой справедливости. Он верит советской официальной пропаганде и всерьёз принимает сталинские бумажки. Он видит в иуде-Сергии настоящего православного Митрополита и просит его подарить Евангелие.

Всё это свидетельствует о беспомощности русской эмиграции, об изначальной беспочвенности, бездумности Белого движения и слепоте его вождей. О видимой только церковности, без глубокого осознания православного вероисповедания и без интереса к церковной жизни (Русская Православная Церковь Заграницей ещё в 1927 году осудила измену Митр. Сергия).

И приводимое ниже письмо генерала Миллера наркому ВД СССР Н.И. Ежову говорит само за себя, объясняя причины последующих ошибок русской эмиграции и ликвидации масштабного русского сопротивления (все выделения сделаны ген. Миллером - ред.).

Из письма Е.К. Миллера наркому внутренних дел СССР Н.И. Ежову.

10 октября 1937 года

кавычки3 Последние годы, в 1932-1933 все больше укреплялась уверенность, что положение в СССР для населения все ухудшается и неудовольствие его все растет не только вглубь, но вширь, охватывая все большие круги населения, еще недавних верных приверженцев коммунистической власти – как Комсомол и члены Коммунистической партии; причиной тому – а) неудача первой пятилетки в части удовлетворения обыденных потребностей всей массы городского и сельского населения, б) введение системы колхозов и в) раскулачивание наиболее работящих и крепких крестьян, г) непорядки во всех областях народного хозяйства и жизни, начиная с железных дорог и кончая школами и народным образованием; в действительности это могло привести к народному взрыву. Но начиная с конца 1936 г. постепенно стал ощущаться сдвиг во взглядах эмиграции на положении в СССР, обусловленный двумя совершенно неожиданными для эмиграции фактами:

1) дарование конституции, если конечно выяснится, что эта конституция не фикция, а действительно – а) обеспечивает народным массам, т.е. каждому гражданину СССР права и обязанности выявить через представителя свой голос и свои пожелания; б) даст ему личную безопасность и в) гарантирует ему защиту от произвола со стороны административных властей.

2) окончательное и решительное удаление ненавистных имен Троцкого, Ягоды, Зиновьева, Радека и многих других, что указывает на желание власти привлечь к руководству работой во всех областях новых сил, честных и рожденных не в угаре революционном, а в период строительной работы на благо народа.

РОВС и большинство эмиграции стоят вне политических партий, имеющих каждая свою политическую программу о наилучшем устройстве государства. РОВС, как о том громко заявлял еще Великий Князь Николай Николаевич, не предрешает государственного устройства России и ставит его в зависимость от свободно выявленной воли народа.

Таким образом, все сводится сейчас к вопросу, ухудшается ли положение населения в СССР – материальное и моральное или улучшается и в связи с этим какова будет истинная воля народа – за или против сохранения Советской власти и коммунистического режима.

В первом случае естественно ожидать в конце концов народного взрыва, когда сквозь все слои населения пройдет клич, который мы слышали в 1917 г. иногда и тот клич самым тесным образом связанный с Императорским режимом – «так больше продолжаться не может!».

В таком случае эмиграция права в своем выжидательном положении.

Во втором же случае, т.е. если условия жизни и работы населения улучшатся, ожидать в России перелома путем народного взрыва нельзя, и тогда непредрешающая эмиграция, согласная идти по воле народа, должна быть осведомлена об этом русскими людьми (не г.г. Эррио и другими иностранцами, которым никто не верит), к которым она может иметь полное доверие. Такими лицами сейчас находящихся в СССР являются ген. Кутепов и я, мнения которых для чинов РОВСа и для других офицерских и общественных организаций несомненно авторитетны – в разных кругах одно или другое имя.

Гене объездом обоим вместе хотя части страны в том, что население не враждебно к власти, что положение его улучшается, что оно довольно установившимся порядком в области экономической и общегосударственно-административной; и что оно не стремится в массе к перемене власти и общегосударственного порядка, одним словом, что существующее положение отвечает «воле народа», то наш долг был бы об этом сообщить эмиграции, дабы открыть новую эру возвращения русских людей в Россию, население которой получило, наконец, такое правительство и такое государственное устройство, которое его удовлетворяет и соответствует улучшению его благосостояния.

Но нужны по крайней мере два голоса – Кутепова и мой, чтобы эмиграция хотя бы непредубежденно поверила или по крайней мере прислушалась и задумалась бы о дальнейшем.

А там уже будет зависеть от Советского правительства – дать желающим возможность вернуться, послать своих «ходоков» и вообще поставить возвращающихся в такие условия жизни, чтобы они не противоречили бы нашим заявлениям.

Тогда вопрос о русской эмиграции ликвидируется сам собой в течение нескольких лет, а вопрос о необходимости борьбы и взаимоуничтожения русских людей отпадет для большинства эмиграции тотчас же в самое ближайшее время.

Будучи лично знаком с председателем Международного Оффиса по Беженцам при Лиге наций доктором Хансоном, я мог бы обратиться и к его содействию для облегчения разрешения этого вопроса, стоящего непосредственно в его компетенции.

Центральный архив ФСБ России. Материалы на Е.К. Миллера.

One thought on “Письмо генерала Е.К. Миллера наркому внутренних дел СССР Н.И. Ежову, 1937 год: к вопросу о слепоте Белых вождей и беспомощности русской эмиграции

  1. 1

    ЧЕКИСТСКАЯ ФАЛЬШИВКА!!!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>