Ничто так не чуждо Православию, как безжизненная схоластика и ледяной рационализм

Проповеди, Религия / 10 апреля 2016 г.
4-тая Неделя

В четвёртую неделю Великого поста наша Святая Церковь чтит память преподобного Иоанна Лествичника, автора боговдохновенной «Лествицы духовной». Вспоминая этого великого подвижника, Церковь как бы вкладывает каждому из нас в руки непосредственное руководство ко спасению, дабы в эти дни наши сердца вновь преисполнились огненными глаголами кроткого послушника Царя небесного.

Особенно нам, пребывающим в обществе тотальной лжи и революционного хаоса, как никому другому, следует со всем вниманием и смирением вникать сим душеспасительным урокам, ибо сплошь и рядом мы видим дремучее невежество в знании о нашей Православной вере, абсолютное непонимание Её духа, что очень часто приводит наших собратий к сектантскому мышлению и религиозному суеверию.

Так, нередко приходиться наблюдать, как для людей поверхностных камнем преткновения становятся такие церковные добродетели как кротость и смирение, часто приобретающие уродливые формы сергианства, насквозь пронизанного толстовским лжеучением.

При этом, довольно часто в своё оправдание такими людьми приводятся слова Спасителя: «Я кроток и смирен сердцем», пропуская по дьявольскому наваждению предыдущие: «Возьмите иго Мое на себя и научитесь от Меня» (Матф. 11, 28-29). Между тем, мы видим из этих слов, что никакого смирения и кротости не может быть без несения «ига», иначе говоря, без послушания Отцу.

Вот как об этом говорит преп. Иоанн Лествичник: «Кротость есть твердыня, в которой жительствует терпение, дверь к любви, правильнее же, матерь ее, начальная причина духовного рассуждения. Научит Господь кроткия путем Своим. Она доставляет отпущение грехов и дерзновение в молитве. Она — вместилище Святого Духа. На кого воззрю, — говорит Господь, — токмо на кроткаго и молчаливаго».

Кротость, т.е. смирение, возможна только перед очами Бога, а это значит – в каждом конкретном случае человек должен постигать волю Божию, изложенную нам в церковном учении, и выполнять её – это и будет смирение. Именно это имеет в виду Иоанн Златоуст, говоря: «Нельзя иначе сделаться смиренным, как любовью к Божественному и презрением к настоящему». Серафим Саровский дополняет великого архипастыря: «Ничто так не враждебно смирению Христову, как смиренномудрие своевольное, отвергшее иго послушания Христу, и под покровом лицемерного служения Богу святотатственно служащее сатане».

В каком случае мы видим «смиренномудрие своевольное» — в том, когда раб лукавый выбирает себе крест по собственному желанию, избегая послушания. Так приходится слышать порой, как такие «подвижники» в ответ на обличения в аполитичности, например, ссылаются на слова святых о праведных монахах, стяжавших благодатные дары подвигами кротости, при этом совершенно игнорируется тот факт, что очень часто подобные ссылки, делаемые мирянами, есть ложь по той простой причине, что статус монаха отличен от статуса мирянина.

Если мы представим образ Церкви в виде корабля, то трудно предположить, чтобы боцман в своей работе ссылался на инструкции штурмана, в нашей церковной практике подобные примеры почему то редкостью не являются, благодаря чему мы более обременяемся паразитирующими моллюсками, чем прирастаем дружной командой. Нельзя упускать и тот факт, что «моллюск» при этом далёк от сущности Православия – готовности страдать за Истину.

Как наставляет нас Блаженнейший Митрополит Антоний (Храповицкий), смирение — активное противостояние греху. В этом контексте нашим христианам, дабы уберечься от превращения в «моллюска», полезно ещё раз напомнить слова первого Первоиерарха РПЦЗ:  «Как отдельная личность человека останавливается в своем развитии и становится пустой и пошлой, когда человек сам себя делает предметом своей деятельности, так и собирательная личность народа лишь в том случае достигает полного развития своих дарований, когда является не целью для себя, а средством для безкорыстного выполнения Божественных предначертаний».

Ничто так не чуждо Православию, как безжизненная схоластика и ледяной рационализм, превращающие народ в вереницу ходящих трупов. Только живя подлинным Православием, мы можем переродиться в граждан Царства Небесного, совлечь с себя человека ветхого, только тогда мы можем быть подлинными крестоносцами, для которых иго Христово есть благо (Матф. 11, 30).

Автор: Иеромонах Николай (Мамаев), настоятель кенигсбергского прихода РПЦЗ.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>