Начало и конец советского мышления коренится в 1941 году

Армия, В стране, История, Политика, Статьи / 22 июня 2016 г.
Родина

О проблеме определения границ русской и советской ментальности написано очень много. Не раз и не два перо различных талантливых русскоязычных публицистов, аналитиков и политиков пыталось прочертить линию, отделявшую русского человека от совершенного нового — советского. И почти всегда оно натыкалось на непреодолимую стену собственного нежелания перейти «русский Рубикон» и, наконец, смело судить о том, когда же с арены мировой истории фактически сошел в небытие  русский человек, а его место занял «рождённый» ВКП(б) русскоязычный гражданин СССР, потомки которого населяют ныне бескрайние просторы Российской Федерации.

События последних нескольких лет ярко и красочно доказали, что необходимость чёткого определения вышеуказанного факта, то есть выделения советского «душка», является жизненно необходимым. Только поняв прошлое, определив, чем руководствуется советский и постсоветский человек, русская националистическая оппозиция в РФ сможет, наконец, осознать с кем стоит вести диалог, а в ком наследие «вождя народов» неискоренимо. Этот «рубикон» сможет навсегда лишить печально известных «гиркиных и мозговых» возможности «втираться в доверие» и обманывать тех, кто готов сражаться за освобождение нашего многострадального Отечества от красного ига.

Для решения вышеуказанной задачи необходимо ответить на простой вопрос: какое историческое событие определяет начало и конец советского мышления? Другими словами, где та опора, на которой это мышление формируется, и которое является его стержнем, определяющим отношение к окружающему миру? Этой опорой, как уже уважаемый читатель мог догадаться, является Вторая Мировая война и участие СССР в ней, а также череда событий, последовавших после поражения национал-социалистической Германии. В журнале «Часовой» под номером 390(8), издававшимся русской эмиграцией, в середине 1950-х годов советским представителем был дан чёткий и более чем исчерпывающий ответ на вышеуказанный вопрос:  «Начало и конец нашего мышления – Отечественная война: она, и только она, определяет наши дружбы и наши ненависти, наши беспокойства и наши радости, то, что хорошо и что плохо, что законно и незаконно».

Вторая мировая война — вот что является главным и единственным критерием для советского человека. Если для нас, наследников Белой борьбы, начало всему – есть кровавые события 1917-го года, когда первые юнкера и офицеры встали на защиту Отечества от красного ига, то для советских людей это 1941-й год. Всё, что происходило до 1941-го года, для них не существенно и может носить компромиссный характер, не влияющий на их мировоззрение и образ мышления.

Создаётся парадокс, при котором человек может осуждать репрессии и голод, вызванный действиями большевиков на территории бывшей Российской Империи, но при этом поддерживать действия тех же самых людей в период 1941-1945 годов или в иной период после Второй Мировой. Ярким примером такого мышления может служить Прокурор Республики Крым Н. Поклонская, взявшая на акцию в память солдатам РККА «Бессмертный полк» икону с образом убитого большевиками в 1918-м году Государя Императора Николая Второго.

Уважаемый прокурор не смог или не пожелал увидеть фактическую и смысловую тождественность большевиков образца 1918-го года и 1941-го, о которой говорили не только русские люди в эмиграции, но и в самом СССР. Стоит напомнить, что историческим фактом остаётся знаменитое воззвание ближайшего родственника Царя-Мученика, Великого Князя Владимира Кирилловича, опубликованное в июне 1941-го года:

кавычки3В этот грозный час, когда Германией и почти всеми народами Европы объявлен крестовый поход против коммунизма-большевизма, который поработил и угнетает народ России в течение двадцати четырёх лет, я обращаюсь ко всем верным и преданным сынам нашей Родины с призывом: способствовать по мере сил и возможностей свержению большевистской власти и освобождению нашего Отечества от страшного ига коммунизма…

Становится очевидно, что именно поля страшной и жестокой Второй Мировой войны стали местом рождения и торжества советского человека, явились последним, гибельным актом для осколков рассеянной по миру русской нации. Не удивительно, что для «советских» эта война стала неким эталоном, лакмусовой бумажкой, благодаря которой он смог различать врагов и друзей, союзников и предателей. Ведь именно она глубокой бороздой разделила непримиримую русскую нацию от советской толпы, лишила первых надежды, что рано или поздно «России верные сыны» пробудятся и сбросят большевистское иго. Последствием этой войны стало упрощенное мировоззрение граждан СССР, где классовая теория перестала играть какую-либо роль в его формировании, а русская история была умело подогнана под новую советскую реальность.

В результате подобных действий вся история государства Российского стала оцениваться не с позиции русских национальных интересов и реальности, но с позиции СССР 1940-50 гг., которая зачастую в корне противоречит русской традиционной политике, и просто здравому смыслу. Приняв данный факт, становится ясно, почему продажа США Аляски правительством Российской Империи вызывает негодование и злобу среди массы населения. Советский человек слабо может понять или вовсе не может принять, что более ста лет назад США не были «вечными врагами», а только цивилизованным государством на далёком континенте, с которым Россия имела добрососедские отношения. О неспособности советского человека взглянуть на вещи иначе, чем с позиции Второй мировой, писал в вышеуказанной статье из журнала «Часовой» неизвестный гражданин СССР:

кавычки3Отечественная война… её ужасы, несправедливости, заботы и испытания заслонили всё прошлое, поставив иные проблемы, сделав полную переоценку ценностей, заставив смотреть иными глазами на окружающий мир. Может быть Вы, заграницей, можете еще исходить из проблем прошлого, как-то базироваться на том, что было при царском режиме, или в дни революции, или видеть другие страны глазами русского человека 1914-го года, но мы, советские – нет…

Без сомнения, «Рубикон», разделивший русскоязычную массу на остатки русской нации и «советского народа», был перейдён именно жарким днём июня 1941-го. Это означает, что главный критерий отличающий нас друг от друга лежит в отношении ко Второй мировой войне и к её результатам. К слову, именно поэтому современные «совки», то есть советские люди, так ревностно охраняют и защищают её, лишая возможности любой критики, затыкая рты всем тем, кто пытается донести «иное» видение конфликта. Эти попытки не просто посягают на «историю», но посягают на саму основу советского мышления, разрушают его стабильность и простоту, усложняют мир, лишая их простой схемы определения свой-чужой. Их страх указал нам, потомкам русского сопротивления, где мы должны брать наше начало, чтобы не быть обманутыми их хвалебными речами о «Белой гвардии»…

Редакция.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>