Михаил Спасовский: «Ковать послесоветскую Россию можем и должны только мы, русские люди»

История, Культура, Общество, Статьи / 10 января 2014 г.
МИХАИЛ СПАСОВСКИЙ КОВАТЬ ПОСЛЕСОВЕТСКУЮ РОССИЮ МОЖЕМ И ДОЛЖНЫ ТОЛЬКО МЫ РУССКИЕ ЛЮДИ

В довоенном Кёнигсберге несколько лет жил и работал известный русский публицист и общественный деятель Михаил Михайлович Спасовский, больше известный в эмиграции по своему псевдониму «М. Гротт», которым он подписывал многие свои публикации, и по тому, что он был первым переводчиком книги А. Гитлера «Майн Кампф» («Моя борьба») на русский язык.

Родился Спасовский в С.-Петербурге в дворянской семье. Учился на юридическом факультете Петербургского университета, который окончил в 1915 году. Еще будучи студентом, стал редактором-издателем ежемесячного студенческого журнала «Вешние воды». Как позднее вспоминал в будущем один из видных генералов Белого движения К.В.Сахаров, «политическое кредо наших сборников было самое простое — русское, пытливое и ищущее, вне всякого партийного политиканства… Пожалуй, именно это невольно и привлекало к себе доброжелательное внимание многих противников разложения и разрушения Исторической России».

Основной темой литературно-критических статей Спасовского было обличение и борьба с еврейским влиянием на русскую литературу, которое, с точки зрения Спасовского привело ее к глубокому кризису и потере нравственной ориентации.

Активным сотрудником «Вешних вод» был философ В.В.Розанов, с которым Спасовский познакомился и подружился в 1913 году. Спасовский также тесно сотрудничал с Союзом Русского Народа — крупнейшей националистической организацией Российской Империи, которая по благословлению Церкви занималась агитацией монархической государственности и гражданских идеалов христианства, а также борьбой с экстремистским революционным движением. Выражая свою общественную позицию, в 1916 году Спасовский писал: «Будя других, будем сами на страже, — будем дерзновенными и гордыми в своих мечтах, ибо с нами Бог и правда! Нас не осудят за нашу беззаветную любовь к Державной Родине, нас поймут в наших страстных исканиях отзывчивой русской души».

После большевистского переворота Спасовский, проживая в Петрограде, безуспешно пытался осуществить издание газеты «государственного направления», для которой, по его просьбе, известный публицист-националист М.О. Меньшиков весной 1918 года специально написал 4 статьи.

В 1924 году Спасовский окончил Академию художеств по классу архитектуры проф. Л.Бенуа. В феврале 1926 года Спасовскому вместе с семьей удалось эмигрировать в Персию, где он стал придворным архитектором шаха Реза Пехлеви. В это же время Спасовский деятельно включился в политическую жизнь патриотической части Белой эмиграции, проявив себя в качестве одного из самых ярких и выдающихся публицистов Русского Зарубежья. Он опубликовал (в т. ч. и под псевд. «М.Гротт» и «М.Недзвецкий») множество блестящих статей в «Двуглавом орле», «Нации», «Нашем пути», «Новом слове», «Русском авангарде», «Сигнале», «Фашисте» и др. национально-патриотических изданиях.

С 1934 года Михаил Спасовский постоянно проживает в Кёнигсберге. Тогда же он вступил в ряды Русского Фашистского Движения и быстро превратился в его признанного идеолога. Он всячески подчеркивал самобытный идеологический характер этого движения: «Нам нет надобности подражать другим народам… Мы спокойно и уверенно внимаем инстинкту нашего национального самосознания, черпаем в нем все формы своей исконно русской идеологии и этим гарантируем свое национальное самосохранение. Для построения и организации своего движения нам, русским фашистам, не нужно ничего придумывать или выдумывать — мы, как русские люди, для этого достаточно духовно богаты. Все, что нужно нам для выковывания наших лозунгов — мы берем в сокровищнице нашей великой Русской культуры…»

Досконально изучив еврейский вопрос, Спасовский писал: «Нелепо приписывать евреям все те беды, через которые проходило арийское человечество на своем историческом пути — но еще большей нелепостью будет звучать отрицание очевидного факта еврейской мании к мировому владычеству». И добавлял: «Быть «антисемитом» теперь означает быть прежде всего чистоплотным и добропорядочным человеком, т. е. таким человеком, ум и воля которого совершенно свободны от тлетворных влияний масонства — от предрассудков догнивающих теорий либерального, демократического и прочего радикального блуда. Свободный ум и свободная воля не могут не быть “антисемитами” — не могут склонять себя перед потомственными и профессиональными носителями лжи и мрака. Такова уж природа кровно чистых и духовно честных. Только невежество в силу грубой своей организации этого не понимает и не чувствует — и только продажность закрывает глаза на очевидность».

Несколько лет Спасовский был членом Центрального исполнительного комитета Всероссийской национал-революционной партии, созданной А.А.Вонсяцким. Собственное жизненное кредо он изложил в следующих словах: «В жертвенном служении своей Родине мы видим смысл своего существования. И высшую награду за все наши муки мы находим в нашей великой Освободительной борьбе. Слава России!» («Фашист», 1936, № 24).

Осенью 1940 года Спасовский по требованию советских властей был выслан из Тегерана через Бомбей в Шанхай, где продолжил занятие публицистической деятельностью. После того, как под давлением японцев Российский Фашистский Союз (РФС) К.В.Родзаевского в Маньчжурии был вынужден в 1941 году перейти на нелегальное положение в перенести свои центральные органы в Шанхай, Спасовский официально возглавил Верховный Совет РФС.

Еще накануне второй мировой войны Спасовский указывал: «Во всех отношениях Адольфу Гитлеру выгодно в лице Русской России видеть именно доброго союзника, а не врага. Русская же Россия только в том случае может быть союзником Германии, если последняя будет искренне стремиться и добьется освобождения России от гнета большевиков». И пророчески предупреждал, что «политика разграбления России есть политика безумия», ибо «одно только поползновение к этому уже способно восстановить весь Русский Народ против немцев» («Фашист», 1936, № 24).

В 1943 году Спасовский опубликовал статью «Германия и Россия», в которой точно предсказал «гибель Германии в результате ее ошибок в отношении к России и русским».

После захвата в 1949 году власти в Китае коммунистами Спасовский эвакуировался на о. Тайвань, а в марте 1955 года переехал в Австралию.

В мае 1952 года он вступил в ряды Российского Обще-национального Державного Движения (РОНДД). Эту организацию, созданную убежденным русским националистом А. Уайтом в к. 40-х в Мюнхене, следует считать последним возникшим в эмиграции духовным наследником Союза Русского Народа. Под эгидой РОНДД, «борющегося против мировых темных сил, при посредстве коммунизма поработивших Россию и готовящихся поработить весь мир и уничтожить христианскую цивилизацию», Спасовский выпустил разоблачительную брошюру «Сыны погибели. Памятки о социализме и социалистах».

Одновременно Спасовский продолжал много публиковаться в русской патриотической прессе: «Владимирском вестнике», «Знамени России», «Нашей стране», «Наших вестях», «России» и др.

Скончался Спасовский в Австралии.в 1971 году.

Ниже приводятся выдержки из статьи Михаила Спасовского «Соборная монархия» (1953 год):

«…Во-первых, Российская Империя является самым старым, самым крепким, самым здоровым и самым праведным государственным образованием Европы, поэтому ее и поторопились «убрать» в первую голову.

Во-вторых, государственный инстинкт русского народа позволил ему развернуть свою Землю Русскую на одну шестую часть мира в то время как «просвещенный» Запад, унаследовав Римскую Империю, только и делал, что дробился на крохотные «передовые государства», пораженные маразмом.

В-третьих, «то, что было в умах и совести монархического сознания народа» (Лев Тихомиров), вознесло Россию на вершину такой формы государственной власти, совершеннее которой христианский Запад не имел и не имеет.

В-четвертых, русский народ за все долгие и многотрудные века своей государственной жизни ни одного раза не подымался против Носителя Верховной Власти — своего Царя Самодержца, ибо видел и всегда ощущал в Нем не владыку-деспота с его произволом, а «надёжу», отца-батюшку, верного хранителя страны и заступника за ее веками выношенные залоги и заветы, заботливого хлопотуна о всех и о вся на Руси.

И уклад этой всей нашей государственной жизни назывался Соборной Монархией или по формулировке Ивана Солоневича — Народной Монархией или, определеннее говоря Диктатурой Православной Совести. Назывался этот уклад так и был он таковым потому, что, по гениальному определению Ив. Аксакова, Народу принадлежала сила мнения, а Царю сила власти и еще потому, что Церковь наша стояла рядом и с Народом и с Царем и все три эти силы составляли органический монолит русской мысли, русского чувства, русской воли и православной совести.

Наши эти беглые строки, посвященные Соборной Монархии являются… попыткой, с одной стороны, напомнить русскому читателю некоторые характерные страницы из Русской Истории и, с другой стороны, показать и лишний раз подтвердить изложением наглядных исторических фактов, что государственный строй Московской Руси является идеальным строем для имперской жизни великого и свободного Русского Народа, ибо в самом чистом и в самом честном виде несет в себе элементы демократизма в их наиболее полной и наиболее совершенной форме.

Мы совершенно уверенно пишем, что если современные демократические лидеры пожелают ознакомиться с подлинным видом подлинной демократии, с формами подлинного демократического правления, как оно жило и цвело, подлинно опекая общенародное благополучие, и поучиться так править, то пусть они самым добросовестным образом с максимальным вниманием ознакомятся с историей Московской Руси по подлинным историческим источникам русским и иностранным, а не по тем грязным шпаргалкам, которые стряпаются российскими социалистами — профессиональными поварами всяческой лжи и клеветы. И тогда эти современные демократические лидеры поймут, что козырять им их современными демократическими методами перед русским народом не только наивно и смешно, но и конфузно, — им еще многому следует поучиться у нас. Бог даст и поучатся.

- Это слишком уж бесцеремонное хвастовство, — скажут люди «уравновешенного мышления».

- Да, это хвастовство, но хвастовство обоснованное историческими фактами и потому оно, по существу, является утверждением документального порядка…

«Иностранные послы, — пишет проф. С.Ф.Платонов, — говорили о Василии III, что он имел такую власть, какою не обладал ни один современный ему монарх. Они заметили, что москвичи равняли своего Государя с Богом, говоря: — «мы этого не знаем, знает Бог да Государь». Так создавалась в Москве сильная Самодержавная Власть, вотчинная по происхождению и национальная по значению».

И эта картина была правильна, только иностранцы не понимали, как они не понимают и сегодня, что внешняя сила Московских Князей и Государей покоилась на внутреннем авторитете Московской Руси. Мы всегда должны помнить, что с падением Царьграда в 1453 году Москва силою хода исторических событий и психологических сдвигов делается единственным государством, во главе которого стоит православный Государь и независимый Митрополит и что только она, Москва, росла и крепла, объединив могучее великорусское племя и сбросив с себя последнюю тень татарского ига.

И власть Василия III выросла в великую мощь не потому, что он был удачным искателем власти, — власть шла к нему со дня его рождения, а исключительно потому, что эта власть росла и выросла из народного сознания, что во всем тогдашнем православном мире только одна Москва осталась свободной и что только Московские Князья являются наследниками и преемниками греческих царей. В те поры народилась богатая литература о преемственности Москвы, и это лишний раз оттеняет, что в процессе возвышения и укрепления авторитета московской верховной власти живейшее участие принимал весь народ, который во всех своих слоях носил мысль о всемирной роли «Москвы — Третьего Рима». Здесь и тени нет домогательства власти, да еще деспотической власти, — здесь можно только говорить об обратном, о том, с каким благоговением и упованием смотрел народ на Великого Князя Московского и с каким удовлетворением он встретил принесенное греками и балканскими славянами его наименование Царем, как единственного защитника веры, защитника народа православного, не только русского, но и всех «осьмиконечный крест носящих», — защитника всего Православия и той Церкви Московской, которая единственная из всех Православных Церквей сохранила свою независимость и чистоту…

Так защитника, — понять же это надо! Где тут деспот или тиран? И как грязна и как подла вся эта прогрессивная брехня о московских рабах и о кнуте над ними! Брехня, которой органически противна величавая мысль народа русского о Московском «Царе Православия» — носителе права и справедливости, правды и милости, свободы, силы и славы.

Единовластие Московских Князей и Царей несло в себе императив мнения народа и этот императив проходит через всю одиннадцативековую историю русского народа и он особенно ярко горит в Московский период. Составляя единственный пример в мировой истории, этот императив делает институт Русской Монархии феноменом исключительным по всем своим особенностям, по всему своему своеобразию и по своему государственному значению…

Нам ловко подсовывали патентованные доктрины благоустройства всеобщего блаженства, начиная от энциклопедистов и кончая Марксом, — и мы жадно бросались на них, видели в них откровение свыше, золотой ключ к вратам рая на земле… И вот допросветились!

И до сих пор еще не замечаем, что ни в какой рецептуре по благоустройству русской жизни мы никогда не нуждались, — что все данные для расцвета нашей общенародной государственной жизни были и есть, — что наша «передовая» элита несчастная от начала страдала плоскодумием, — что в дешевом резонерстве своем она забила в могилу свою здоровеннейший осиновый кол, а народ русский утопила в неизбывном море горя, слез и проклятий…

До сих пор еще раздаются голоса о «конституционной монархии»:

- Дали бы нам как следует власть, то мы показали бы русскому народу если не Кузькину мать, то по меньшей мере настоящую жизнь по образцу просвещенной Европы! Но Николай не дал нам власти, не поставил нас рядом с собой в свое время и вот пришли большевики, они все и наделали…

Говоря так, эти джентльмены думные — «конституционалисты» расписываются в удивительной легкости своей политической мысли, в полном незнании и непонимании как психологии русского народа, так и его истории. Их «конституция», выражаясь деликатно, выеденного яйца не стоит перед институтом той Соборной Монархии, которая в существе своем имела и имеет, несла и несет все элементы всенародного участия в делах государственного управления страной.

Земские Соборы, проходящие через лучшие страницы нашей исторической жизни — Московскую Русь, представляли собою тот исключительной ценности феноменальный монолит, где Царь — Народ — Церковь выявляли принципы демократизма в его наиболее полной, совершенной и честной форме.

Царь, как власть, — Народ, как мнение, — Церковь, как мораль… О каких еще классических формах государственного правления можно говорить?! И где они, эти формы, находятся, каким современным образцам нам подражать, с кого именно нам взять пример, чтобы «по-настоящему» устроить послесоветскую Россию?! Уж не с тех ли «современнейших демократий», которые, подписывая Тегеранские и Ялтинские соглашения с профессиональными народоубийцами, очевидно, как с равными себе «по праву и положению», ныне собираются учить уму-разуму «русских варваров», давших миру Пушкина и Достоевского, Менделеева и Павлова, Станиславского и Шаляпина, Чайковского и Глинку, Суворова и Кутузова, Яблочкина и Попова (беспроволочный телеграф)?!

Нет, — нам не по пути ни с кем. У нас, действительно, особенная стать, у нас своя судьба, своя история свое задание в мире. И как это ни странно, и как это ни дико, но в эту историю и в эту судьбу нашу входит и вот тот красный ужас, который 35 лет давит нас дыханием дьявола…

Отсюда очень простой вывод: ковать послесоветскую Россию можем и должны только мы, русские люди — российские граждане, чтобы выявить правду России и на лоне этой правды вывести мир из той эпохи тьмы и скорби, в которую этот мир сейчас глубоко погружен усилиями «просвещенных» людей «человеколюбивого» Запада, — того Запада, который капитулировал перед большевизмом и тем самым отказался от основных принципов, на коих покоится и выросла вся истинная культура, все достоинство человеческое».

 

2 thoughts on “Михаил Спасовский: «Ковать послесоветскую Россию можем и должны только мы, русские люди»

  1. Александр
    1

    Скажите, а нельзя ли где-либо ознакомиться со статьей Михаила Спасовского «Россия и Германия»? Поиск по интернету по названию ничего не дал, к сожалению.

  2. 2

    Интересно, не сохранился ли его перевод МК? Широко известный сегодня русский текст МК считается переводом К. Радека, выполненным по указанию Сталина.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>