Из Румынии походом: для тех, кто остался верен Святой Руси

Армия, История, Статьи / 24 июля 2014 г.
Из Румынии походом

«Из Румынии походом» это прекрасная статья о  борьбе,  победах и о горечи отступления знаменитой, бесстрашной Дроздовской Дивизии.   Это новое продолжение серии статей из журнала «Доброволецъ», издававшегося под редакцией славного русского белого генерала А. Туркула.

ИЗ РУМЫНИИ ПОХОДОМ

«Только смелость и твердая воля творят большие дела».
- Из дневника  ген. Дроздовского.

Ночь. Тьма. Буря разрушений… Хаос… Смутные дни, что и говорить. Это конец 1917 и начало 1918 годов.

Дни, наступившие сразу же на нашей родной земле, как только шайки большевиков-интернационалистов силой и грубым обманом захватила власть, воцарилась в Кремле.

Сначала братание с врагом на фронте, нежелание защищать и оборонять родную землю, а дальше, беспогонная армия солдат, переставшая быть таковой, бросая позиции и фронт, самотеком потянулась по всем дорогам необъятной страны, цепляясь на поезда.

Спешили — кто домой, делить скорее землю, другие — углубить еще больше революцию, третьи — защищать завоевания «великого октября».

Окончена война. Окончена, как не нужно и не должно…Заключен с врагом позорный мир. Где-то уже по плодородным полям Украины, движутся ее «добровольные освободители» — немцы.

В зареве пожаров, в наступающей смуте, в невообразимом хаосе — уже ясно обрисовывается начинающий распад до этого могучей и великой Империи. Отходят от нее, как самостоятельные маленькие государства, прибал­тийские окраины: Эстония, Латвия и Литва. Ведет упорную и успешную войну за свое новое бытие маленькая героическая Финляндия, стараясь ускользнуть от протягивающихся и к ней отвратительных и смертоносных щупальцев красного спрута.

Над большой, больной страной повис красный губительный туман. Ночь Тьма. Распад… И… как будто все кончено, все погибло. Спасения нет. Гибель всему прочному, до этого устойчивому.

Кто в эти дни думает о спасении, спасении не своем, а Родины? Кто думает о вожде, способном повести куда-то и за что-то?

Конец? Гибель? Нет, Вот поползли неясные слухи, вот заговорили о каком-то быховском узнике, бежавшем куда-то на Дон, забили тревогу о контр-революции на Дону.

Что это за контр-революция на Дону? Смутно это для многих, непонятно, кто дрожит от страха, у кого слишком робкие сердца.

Но как это близко, кок понятно для тех, у кого бьется больно серд­це за судьбу Родины, кто никак не может примириться ни с ее распадом, ни с ее позором.

Значит еще совсем ночь и загоревшийся где-то на Доку, огонек, слабый и неуверенный, показался уже чем то заманчивым, окрыляющим, подающим какие-то надежды.. Не все еще потеряно, не все еще погибло. Еще возможна борьба с теми, кому победа досталась весьма легко.

Конечно, начинающееся «что-то», где-то на Дону — это очень слабое, едва заметное мерцание солнечных лучей, которым так трудно пробиться сквозь нависшие густые красные туману но… мелькнувшие имена ген.Алек­сеева и бежавшего на Дон легендарного ген.Корнилова — уже многое говорят. Пусть это «что-то», загоревшееся где-то на Дону чуть заметным, едва мерцающим огоньком — очень далеко, пусть туда, к очагу «контр-революции», путь труден и опасен, не разве смелость и твердая воля, у кого они найдутся в эти дни — не много значат?

Пожалуй, что многое значат, если не все. Твердость и твердая воля, как мы увидим дальше, и убедимся в этом, творят большие дела.

Гибель большевизма, борьба с ним, как с разрушающим злом. Возрождение Родины-России…Вот цели, вот будущие этапы Белых Воинов. А пока что где-то на Дону вспыхнувший огонек… Огонек среди тьмы и наступившей ночи. На этот, едва мерцавший где-то далеко огонек, 23 февраля 1918 г., из Румынии, из какой-то неведомой Скинтеи, двинулся в свой исторический поход отряд добровольцев. Совсем маленький отряд, всего около 1000 чел.

Этот отряд сформировал, вывел и повел твердый и мужественный полковник Дроздовский. Горсточка, но безусловно смелых и твердых, пошедших в далекую и туманную даль, быть может, уже сейчас и на потухший огонек. К этому моменту уже разнеслись слухи, просочились они и в только что выступивший отряд. Слухи доносились — о падении Дона, об уничтожении маленькой Добровольческой Армии.

Одни, одни… Туманная даль впереди и сотни верст посреди взбаламученного большевистского мори. А вокруг и везде? Красный кровавый разгул, растерянность, трусость одних, выжидание чего то других, растерянность и безволие третьих.

Одни, одни… А враг — свои, преграждающие путь на каждом шагу. Как это дико и странно и даже непонятно — надо драться со своими… Свои — враги. Но эти свои — в эти смутные дни — хуже и опаснее чужих.

Долг, Родина, честь… Бог и закон…Это не для тех, кто бродит сейчас в красном тумане.

Словно затерянный в бурном океане, движется маленький отряд. Путь далекий не страшит горсточку смелых Дроздовцев, пошедших за Россию. Пурга, дожди, слякоть… Отряды моряков-большевиков, отряды каких-то анархистов — ничто не останавливает твердого и уверенного шага Дроздовцев.

Как видение необычайное и необыкновенное (офицеры и солдаты в погонах) появляются они на юге, двигаясь и направляясь куда-то на Дон.

Точно таким видением, необычайным и грозным, появляются Дроздовцы неожиданно под Ростовым, ведут бой с большевиками, потом столь же неожиданно они появляются под Новочеркасском. С помощью их освобождается столица Дона-Новочеркасск, где восставшим Донцам приходилось уже очень туго.

Пройдет немного времени и славные Дроздовцы пройдут в станице Мечетинской стройными рядами перед генералом Алексеевым.

Рыцарями духа назовет их маленький седой генерал, их, смелых Дроздовцев, пришедших сюда и пополнивших поредевшие ряды добровольцев только что закончивших свой легендарный Ледяной поход. До этого у добровольцев — трудный Ледяной поход, у Дроздовцев — пространство, пурга и слякоть и очаг взбаламученного моря.

Трудное и опасное начало. А впереди что еще? Опять поход, Второй Кубанский, уже в рядах маленькой героической Добровольческой Армии.

С этого исторического момента, Дроздовцы в непрекращающихся непрерывных боях. Отсюда их слава и победы и жестокие, наносимые красным поражения.

Донецкий бассейн, потом Харьков, затем исторический поход на Москву. Начало громких побед белых, славные героические дела Дроздовцев. Год смелых порывов и боевого счастья белых. Год 1919. Солнечный май. Победы и славные дела. Замелькали имена боевых командиров Дроздовских полков: Туркула, Манштейна, Харжевского. К этому времени, маленький отряд, погибшего от ран генерала Дроздовского, развернулся в целую дивизию.

Веяние весны, освобождаемые от красных города и села. Встреча белых освободителей с цветами. А победное «ура» белых полков несется дальше к югу и к северу. И летит всюду боевая Дроздовцев:

«Вперед, Дроздовцы, удалые,
        Вперед, без страха, с нами Бог»… 

Потом, за этим боевым взлетом, будут боль и горечь общего большого отступления белых. Упорно, с тяжелыми боями пройдут Дроздовцы путь до Новороссийска.

И где-то «вынырнули» в Крыму. Именно «вынырнули», да еще для кого-то, ну, конечно для красных, весьма неожиданно. И здесь, уже на новом этапе, Дроздовцы показали себя теми же неустрашимыми, храбрыми, быть может, еще более закованными в боевую сталь. Как будто, на них совсем не отразилась Новороссийская катастрофа.

Да, были боль и горечь отступления, но уже в первых боях здесь, в Крыму, — небывалый еще, новый взлет славных полков Дроздовской дивизии.

Кто из уцелевших Дроздовцев не помнит славного десанта в Хорлах? А знаменитые рейды Дроздовской 11 моторпзованной (на подводах ) дивизии?

Смелые и дерзкие хождения по глубоким тылам красных всей дивизии под командой ее последнего начальника доблестного ген. Туркула.

Путая планы красного командования, большей частью ночью, появляясь совсем неожиданно, как снег на голову и сваливаясь оттуда, откуда могли прийти только свои, т.е. красные. Чаще всего это было на рассвете. Выстрелы, конский топот, ура, стремительная атака и в рядах красных паника, смятение и растерянность. Разбита красная дивизия, много сотен, а иногда и тысячи пленных, орудия, пулеметы…

Так неувядаемой славой в Крыму, в своем последнем взлете на родной земле, покрыла свои Николаевские знамена Дроздозская дивизия,   водимая талантливым, неустрашимым, дерзким и смелым ген.Туркулом.

Возвращались полки с рейда или шли куда-то вперед, а по полям, дорогам, городам и селам неслась их боевая и любимая:

«Вперед, Дроздовцы, удалые,
      Вперед, без страха, с нами Бог». 

Много могил… Много жизней отдано Дроздовцами на их трудном историческом боевом пути. Могил не осталось. Их сравняла земля и время. Но слава осталась. Слава тех, чьей смелостью и твердостью творились большие дела.

Выше головы, живые Дроздовцы! Пламя борьбы, которое, несомненно, охватит нашу далекую и любимую Родину, а это будет скоро, это от ваше­го, зажженного когда-то давно, огонька, в пламени, бесспорно, сгорит все злое, красно-мутное, что до сих пор окутывает нашу далекую Родину-Россию.

- Ф. Дудецкий, «Доброволец», № 15, 1954 года

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>