Генерал П.Н. Краснов о поддерживающей и морализующей роли религии в Армии

Армия, История, Религия / 21 апреля 2014 г.
Religia

Государство, которое отказывается от религии и от воспитания своей молодежи в вере в Бога, готовит себе гибель в материализме и эгоизме. Оно будет иметь трусливых солдат и нерешительных начальников. В день великой борьбы за свое существование оно будет побеждено людьми, сознательно идущими на смерть, верующими в Бога и бессмертие своей души.

Французское правительство отказалось от религии. При министерстве Комба, сорок лет тому назад, оно, по резкому выражению французов, «выгнало Бога из Франции». Но вера в Бога осталась в обществе. Бог продолжал жить в душах французов, и в дни войны Франция точно проснулась от страшного, кошмарного сна неверия. Храмы наполнились молящимися, и кюре и аббаты, призванные в армию рядовыми бойцами, молились вместе с ротами Богу, не признаваемому государством, но почитаемому народом. Франция победила.

Победит ли она еще раз, если ей удастся окончательно «выгнать Бога» и из народных сердец? Магометанский фанатизм много способствовал успеху завоеваний арабов. Магометанин чтит вечного Бога смелее и откровеннее христианина, и в бою он равнодушен к смерти. В 1915-м году я командовал 3-й бригадой Кавказской Туземной дивизии, состоящей из магометан – черкесов и ингушей. В мае мы перешли через р. Днестр у Залещиков и направлялись к р. Пруту. Утром мы вошли в селение Серафинце. Впереди неприятель. Дальше движение с огнем и боем.

Я вызвал командиров полков и дал им боевую задачу. Старший из них, командир Ингушского конного полка полковник Мерчуле, мой товарищ по Офицерской Кавалерийской школе, сказал мне: – Разреши людям помолиться перед боем. – Непременно. На сельской площади полки стали в резервных колоннах. Перед строем выехали полковые муллы. Они были одеты так же, как и всадники – в черкесках и папахах. Стали «смирно». Наступила благоговейная тишина. Потом раздались слова муллы. Бормотание строя. Опять сосредоточенная тишина. Сидели на конях в шапках с молитвенно сложенными руками. Заключительное слово муллы. Еще мгновение тишины. Муллы подъехали ко мне. – Можно вести! Люди готовы…

Люди были готовы на смерть и раны. Готовы на воинский подвиг. Они его совершили, проведя две недели в непрерывных боях до Прута и за Прут и обратно в грозном отходе за Днестр к Залещикам, Дзвинячу и Жезаве. Сколько раз приходилось мне наблюдать, как Русские солдаты и казаки, получив приказание идти в бой, особенно в последний эпизод его — атаку, снимали фуражки и крестились. Кто был на войне, тот знает эту короткую, бессвязную, немую молитву – «Господи помилуй», что гвоздит в мозгу, когда уши оглохли от грохота лопающихся тяжелых снарядов, от рвущихся шрапнелей, когда все бесформенно, дико и так непохоже на жизнь и на землю.

Кто не шептал эти два таких простых и таких великих слова, что лучше их ничего никогда не придумаешь, кто не имел их в своей, тогда пустой от других мыслей голове? В старой, православной великой России вера отцов трогательно говорила нам о бессмертии души, о ее жизни бесконечной у Бога, там, где нет ни болезней, ни печали, ни воздыхания. Она говорила о Страшном Суде Господнем, о возмездии, пускай даже о новых муках, которые ожидают нас, но она всей полнотой своей говорила не о смерти, но о воскресении из мертвых, о жизни.

«Чаю воскресения мертвых и жизни будущего века. Аминь» – твердо заканчивается христианский Символ веры. Эта вера говорила воинам, что их там ожидает «райский венец», свет несказанный, заступятся за них там святые угодники Русские – св. Николай Чудотворец, св. Сергий Радонежский, св. Александр Невский, св. Митрополиты Московские Петр, Иона и Филипп, св. Серафим Саровский, радостным сонмом выйдут на встречу убиенному «за веру, Царя и отечество» все святые и сама Божия Матерь пречистыми руками своими возьмет его за руки и поведет к самому Господу Христу. Не потому ли так благостно спокойны были лица убитых? Не находила ли их душа там то высшее, что заставило забыть страх и муки тела?

Воин Христов не боится смерти. Он чает воскресения мертвых и жизни будущего века. Он прозревает дивную красоту этой вечной жизни, перед которою так ничтожна жизнь земная. В Евангелии Господа Нашего Иисуса Христа, у трех евангелистов, Матфея, Марка и Луки есть как бы намек о том, какие переживания, какие встречи ожидают человека по ту сторону жизни. В главе 17-ой Евангелия от Матфея говорится: – «По прошествии дней шести, взял Иисус Петра, Иакова и Иоанна, брата его, и возвел их на гору высокую одних, и преобразился пред ними: и просияло лицо Его, как солнце, одежды же его сделались белыми, как свет. И вот, явились им Моисей и Илия, с Ним беседующие. При сем Петр сказал Иисусу: Господи! Хорошо нам здесь быть; если хочешь, сделаем здесь три кущи: Тебе одну, и Моисею одну, и одну Илии…» (Ев. От Матфея, Глава 17 ст. 1-4.) «Господи! Хорошо нам здесь быть!» – вот что такое по понятию верующего, истинного христианина загробная жизнь.

Верующий – фаталист. Он верует в Промысел Божий, в предопределенность судьбы своей и в Божие милосердие. Кто не повторял в часы боя, в минуты трепетного волнения ожидания смерти великолепный 90-й псалом Давидов? «Живый в помощи Вышняго, в крове Бога Небеснаго водворится. Речет Господеви: Заступник мой ecu и прибежище мое, Бог мой и уповаю на Него. Яко Той избавит тя от сети ловчи, и от словесе мятежна, плещма Своима осенит тя и под криле Его надеешися: оружием обыдет тя истина Его… Падет от страны твоея тысяща, и тма одесную тебе, к тебе же не приближится… Ангелом своим заповесть о тебе, сохранити тя во всех путех твоих. На руках возьмут тя, да не когда протекнеши о камень ногу твою, на аспида и василиска наступиши, и попреши льва и змия…»

Великий полководец наш, Александр Васильевич Суворов, начавший обучение свое псалтырем и часословом, не расставался в походах с священным писанием. 90-й псалом был его любимейшим псалмом, и, когда хоронили Суворова, – певчие пели этот псалом в бесподобной музыке Бортнянского.

В 1916 году, 29-го мая, я с командуемой мною 2-ой Казачьей Сводной дивизией и Верхне-Днепровским полком ночною атакою брал венгерскую позицию у Вульки-Галузийской. Потери были огромные. На рассвете, возвращаясь с занятой нами передовой позиции, я поднимался по песчаной, лесной дороге. Вдоль нее лежали снесенные с поля сражения раненые. Я подошел к одному из них. Весь живот его был разворочен тяжелым осколком. Светлые глаза были устремлены к бледному рассветному небу. И я увидел, как его правая рука сложилась для крестного знамения, потянулась ко лбу, да так и замерла на пол-дороге. Он умер. На лице его, спокойном и тихом, я как бы прочел: – Господи! Хорошо нам здесь быть! Очевидец, видевший поле, усеянное трупами солдат Л. Гв. Павловского полка после атаки, веденной полком, рассказывает, что у всех покойников правые руки были с пальцами, сложенными для крестного знамения.

В помощь религий идет убеждение в неизбежности смерти. «Двум смертям не бывать, одной не миновать». В книге для ротного чтения «старого ротного командира», по которой мы учили читать наших солдат и из которой делали диктовку, есть такой рассказ. Он всегда производил сильнейшее впечатление на солдат.

Некто, беседуя с матросом и солдатом, спросил матроса: – где умер его отец? – На море, – отвечал матрос. – Он тоже был моряком. – А дед? – И дед был матросом и умер на море. – Тогда некто обратился к солдату и спросил его: – где умер его отец? – Погиб в честном бою, – отвечал солдат. – А дед? – И дед сподобился умереть тою же славною смертью. Некто сказал им: – Как же вы не боитесь ходить в море и на войну, где погибли ваши отцы и ваши деды? – Тогда в свою очередь матрос спросил собеседника: – А где умер твой отец? – В постели, – отвечал тот. – А дед? – И дед, и прадед, и все мои умерли в постели. – Как же не боишься ты ложиться в постель, где умерли все твои предки? – сказал тогда матрос.

Этот простой, но глубокий по смыслу рассказ часто вспоминался мне в часы смертельной опасности. Смерть все равно придет однажды и никто не знает, какая смерть лучше: в бою от пули или меча, или в постели от болезни. Могучим помощником религии в деле преодолевания страха смерти является любовь к Родине – патриотизм. Таким патриотизмом горели войска Наполеона, таким патриотизмом в пылу боя умел зажигать свои войска бессмертный Суворов. – «С нами Бог и Екатерина! Кого из нас убьют – царство небесное, живым – слава! слава! слава! Родство и свойство мое с долгом моим: – Бог, Государыня, Отечество! Горжусь, что я Русский!.. – Молись Богу: от Него победа. Пресвятая Богородице, спаси нас, Святителю Отче Николае чудотворче, моли Бога о нас. Без сей молитвы оружия не обнажай, ружья не заряжай, ничего не начинай. Все начинай с благословения Божия и до издыхания будь верен Государю и отечеству».

- П.Н. Краснов, «Душа армии», 1927 год.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>