Русский Марш 4 ноября 2016 года пройдет в Кенигсберге в совершенно новых условиях. Здание «общероссийской», преимущественно московской оппозиции, изначально воздвигнутое на зыбком фундаменте, с треском рушится, рассыпается на части. Постыдные надежды на «эволюцию режима в демократическом/национальном направлении» терпят предсказуемый крах. Однако, наша малая родина, Пруссия, не подписывала капитуляции перед неосоветским режимом.

Зло невозможно не ощущать. Его невозможно не видеть. Пока есть силы от него можно скрываться, прятаться за толщей безразличия, сухого рассудка и холодного сердца. Его можно укрывать любыми благородными намерениями, порывами и стремлениями, оправдывая внутри себя всё то ужасное и злое, чему человек был или стал свидетелем. К чему он по слабости или глупости своей приобщился, в чём стал сообщником, надеясь сохранить свою жизнь и покой, пытаясь сделать то, что, по словам святого Григория Богослова, ещё не удавалось никому: «Убежать — от внутреннего в нас самих судилища…»

Наступило то время, когда замалчивать наше движение стало делом непростым и даже опасным для пресловутой «раскаченной лодки». Ведь мы не даём преступному режиму покоя своими инициативами и акциями, каждый раз расширяя аудиторию агитации БАРС и создавая политическую альтернативу местным ставленникам Путина. И вот, как признание восьми лет нашей многотрудной бескомпромиссной борьбы, потоки лжи и грязи полились на БАРС уже не со страниц малотиражной региональной печати, но с экранов центрального телевидения.

Сегодня я дал обширное интервью федеральному телеканалу «РОССИЯ 1» по инициативе редакции местного филиала ВГТРК. Моим собеседником был известный журналист, директор ГТРК «Калининград» Николай Долгачёв, который на камеру задал мне ряд вопросов, касающихся инициативы БАРС о возвращении городу Калининграду исторического имени — Кенигсберг.

Соратники БАРС провели социологический опрос среди студентов одного из самых крупных колледжей Калининграда. Нам стало интересно узнать, какой к 2030 году будет политическая ментальность молодого поколения той части общества, которая состоит из рабочих и мелких служащих — то есть, основного электората режима Путина. Именно они будут воспитывать детей через 10-15 лет и прививать им базовые ценности, которые уже сами усвоили на данный момент.

Вчера в центре Кенигсберга я провёл одиночные пикеты в разных местах и в разное время, держа в руках плакаты, содержащие требование освободить политических заключённых, а также осуждающие новые репрессивные законы, подписанные недавно президентом РФ Путиным и носящие общее название «пакета Яровой».

Вчера БАРС запустил информационную кампанию по сбору подписей под петицией о переименовании Калининграда и возвращении нашему городу его настоящего, исторического названия — Кёнигсберг. В первые же сутки петиция собрала более 500 подписей. Развернулась ожесточённая дискуссия в социальных сетях, что лишний раз свидетельствует об актуальности поднятой темы.

Гражданские активисты подписались под петицией к старосте Эльблонга с призывом переименовать перекрёсток с круговым движением, который сейчас носит имя Калининграда и располагается в южной оконечности города — и назвать его «Rondo Königsberg». Автором идеи стал Олег Саввин,  известный по «делу о флаге», когда он и его двое единомышленников вывесили государственный флаг Германии на здании калининградского Управления ФСБ и получили за это тюремный срок.

В прошедшее воскресенье в Кенигсберге состоялся пикет оппозиции, в котором приняли участие националисты БАРС, демократы Комитета Общественной Самозащиты (КОС) и другие активисты города. Акция была приурочена годовщине принятия декларации о государственном суверенитете России. Мы в очередной раз подтвердили свои слова о поддержке любых акций протеста против режима Путина — делом.

Ушли в мир иной когорты бескомпромиссных бойцов за православную Русь, умеющих разить  красное лихо не только острым мечом, но и метким словом. Сегодня нас сотни, и даже — неполного состава, стоящие, словно дружинники Коловрата, под глыбами лжи, малодушия и злорадства. Грустить ли нам от этого или предаться унынию, опустив от безнадежности руки?

Top