БАРС является проектом воссоздания русской аристократии

Акции, Кёнигсберг, Политика, Религия, Статьи / 30 августа 2016 г.
Аристократы 3

Великий духом Константин Леонтьев, перед своим монашеским постригом и последовавшей за ним телесной смертью, пророчествовал о падении России, о грядущей национальной и цивилизационной гибели русского народа. Может быть, он не имел той простоты душевной, которая бы укрепляла его веру в счастливое будущее русского народа, а может, быть, напротив, обладал остротой мысли и глубиной предвидения, а потому отказывал себе в оптимистических надеждах? Так или иначе, именно Леонтьев первым заявил чрезвычайно крамольную для 1882 года идею: «Вера во Христа, апостолов и в святость Вселенских Соборов не требует непременно веры в Россию».

Мы, вслед за Леонтьевым, верим в Россию только в той мере, в какой она остаётся верной Богу. Мы верим в национальную идею России прошлого, мы полагаемся на дух, а не на материю. Но мы не верим толще народной, которой поклоняются служители культа светской, безбожной демократии в лице большинства политических партий. Мы не верим в созидательную способность современного русского народа, который отрёкся от Богом предначертанной ему священной миссии и в национальном отношении давно обессилел. Народа, который дряхлой рукой, протянутой из советского саркофага, вместе со своими «пролетарскими» вождями пытается учить жизни окружающие племена и нации.

Нам глубоко чужд патриотизм — пристрастие к любой России, как бы она ни выглядела, кто бы ей ни управлял и из каких бы жителей она ни состояла. Тем сильнее мы презираем русский шовинизм и подпитываемые им имперские мечты. Рабство, только рабство — хоть и укрытое словоблудием казённых идеологий — принесут гражданам этой страны лелеемые народные фантазии о величии, взятые на вооружение кремлёвскими лиходеями, этими мастерами массовой пропаганды.

Самопознание народа, воспетое Менделеевым и Достоевским, это путь двоякий: или самоуничтожения той России, которую мы сегодня видим, по причине таящихся в ней глубоких противоречий, или, напротив, её покаяния и, как следствие, возрождения в былой духовной красоте. Ведь взору беспристрастного исследователя предстаёт, помимо страниц истории поистине чудесных, многовековой кровавый след унизительной для православного (только ли по имени?) народа крепостной зависимости и злоупотреблений властей, наследие русского мракобесия в виде сект и лже-учений, картина плачевного безволия гражданского и народной безграмотности, позор соучастия в преступлениях советского правительства.

И потому редкий дар в наше время — умение не соскользнуть в оголтелое осуждение всего и вся, в ненависть ко всему русскому без разбора, презрение к отечественной истории. Так много к этому соблазнов ввиду внешней схожести современной России и России прошлых столетий, так актуальны сегодня литературные обличения правительства времён Лермонтова, Гоголя, Салтыкова-Щедрина.

Понять, сделать верные выводы, обратить народные стремления в созидательное русло, — говорим мы поэтому, — могут только вожди духовного склада, граждане не только и не столько России, сколько Царствия Божия, приносящие достойные плоды покаяния за себя самих: способные исправляться сами — способные исправить других.

Эти вожди, столь редкое явление даже и в прежние времена, сегодня отсутствуют совершенно: как по причине скудости духа всех частей народного организма, так по причине систематического истребления советской машиной всех мало-мальски выделяющихся из серой массы личностей. Вожди эти, по своему смыслу и значению, суть аристократия данного народа, его лучшие люди, соль земли — не в хвалебном или уничижительном смысле, а в самой действительности.

Для национального творчества народу русскому, по природе склонному вообще к политической централизации по причине смешанности населения, слабости внутренней связи в обществе, слабости семейного строя — родовая (а не служебная) аристократия необходима. Она являлась в своё время естественной преградой к нарушению традиций, она была скелетом русского уклада жизни. Именно аристократия русская стояла на защите прав личности и свободы гражданина, она ограничивала деспотическую тягу сильных властителей к чрезмерной централизации и, как следствие, закрепощению государством народонаселения.

И когда грозный Царь Московский впервые сравнял чёрный люд с аристократами, обратив последних в своих холопов — не без сопротивления, конечно — и выдвинул вместо родового начала начало служебное, старая русская конструкция общества была разрушена. Неизбежным результатом этого стала крепостная Россия, страна царя и холопов, где не стало подлинной аристократии, давшей в княжеский период русской истории столько примеров личной святости, воинского мужества, замечательных семейных традиций, высокого сознания своего долга перед Богом и православным Отечеством.

Итак, гражданская свобода, возрождение традиционного общества, а также культурное разнообразие и экономическое усиление отдельных частей российской государственности — первая, политическая цель русской аристократии. Вторая, религиозная цель — противостояние апостасии, процессу неизбежной нравственной деградации и окончательному падению мира в объятия дьявола.

Ведь нынешняя безбожная, однородная на всём пространстве от Кенигсберга до Владивостока, чрезмерно централизованная — в отсутствие естественных и благотворных культурных препятствий — Россия, впитавшая в себя все лже-учения СССР и закосневшая в дореволюционных общественных пороках, более других стран подходит для нарождения и утверждения власти Антихриста, как о том пророчествовали русские святые.

Считаем Промыслительным тот факт, что именно в Кенигсберге, в самом западном крае Российской Федерации — менее других регионов сдавленном чекистским бесправием и живущем на чисто европейском культурном слое — образуется зачаток будущей русской аристократии. Живые соки древней русскости, основанной на исповеднической вере во Христа, здесь питают искусные формы европейского рыцарства, давно позабытого на Западе. В организации БАРС должно воедино сплестись всё лучшее, что может дать историческая Россия и немецкая культурная почва.

Говорим — должно, потому что на данном этапе своего становления БАРС ещё не является ни по-настоящему Орденом, ни братством аристократов. Но как раз сознание этого обстоятельства, высокие требования к соратникам являются залогом воспитания русской молодёжи, вступающей в организацию, в духе рыцарского нестяжательства, самоотречения, аскетизма.

Сумеет ли БАРС добиться поставленных целей, окажется ли достоин своих слов — Бог весть. Мы же приложим для этого все усилия. Но нельзя забывать, что наказание Божие, тяготеющее над русским народом, может продлиться значительно дольше ожидаемого, и упорная в своих заблуждениях и пороках масса не принесёт доброго плода, и только редкие единицы избранных будут пополнять ряды нашей организации, как и происходит сейчас, когда БАРС довлеет сам себе, является закрытой организацией и оказывает только незначительное влияние на общественное мнение, от которого, впрочем, нисколько не зависит.

Поэтому ни конкретно-исторический момент, ни актуальная повестка реальной политики не определяет ход мышления и ценностные ориентиры БАРС. Мы руководствуемся вечными идеалами, но живём здесь и сейчас, смотря на происходящее трезво и сдержанно. Не давая безответственных обещаний, не питая себя иллюзиями, не вступая в сделки с совестью. Уверен, даже в минуты отчаяния наших сторонников согревает мысль о том, что в бушующем море предвыборного лицемерия, популизма и политической авантюры есть твёрдый гранит скалы под именем БАРС, на который можно всегда опереться.

 Автор: Александр Оршулевич

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>