Барон фон Унгерн-Штернберг: буддист или христианин?

Армия, В стране, История, Религия / 7 октября 2015 г.
Унгерн фон Штернберг

Уничтожив большую часть деятелей Белого движения, коммунисты задались целью погубить память о них. Как только ни пытались очернить честные имена наших героев. Если говорить о Белой борьбе на Востоке России, то Семёнова выставляли жестоким садистом, забивавшим крестьян до смерти, Колчака извергом, устраивавшим массовые расстрелы рабочих. Марксисты не могли допустить, чтобы у будущих поколений были хотя бы малейшие сомнения в правоте красноармейцев.

Не избежал такого «очернения» и Роман Фёдорович фон Унгерн-Штернберг. Помимо того, что его именовали не иначе как «кровавым бароном», предписывали ему массовые сожжения людей заживо, пытки и изуверства над пленными и мирным населением, чекисты решили, «для верности», выставить Романа Фёдоровича буддистом-монголофилом.

Тем не менее, как бы ни старались большевики уничтожить все сведения, которые бы опровергали  это обвинение, память людей уничтожить невозможно. Приписывание Унгерну буддизма большевики начали, затронув его службу в Забайкалье ещё до Великой Отечественной войны 1914-1917 гг. Вот что пишет о Романе Фёдоровиче его адъютант А.С. Макеев, приводя якобы его подлинную цитату: «Всю свою жизнь я посвятил войне и изучению буддизма. Я имел намерение создать в России орден военных буддистов для борьбы с революцией».

Это высказывание, предписываемое барону Унгерну, просто абсурдно. Буддизм, являющийся доктриной уничтожения жизни земной для обретения высшей и истинной жизни Будды, признающий тщетность всех земных усилий, иллюзорность человеческого бытия, менее всего может выработать активную и наступательную жизненную позицию, которая только и способна была противостоять действиям революционеров. Вполне резонно заметил по этому поводу историк Андрей Кручинин: «…Чем могла религия, проповедующая… отрешение от всего мирского, пассивное и равнодушное к окружающему “самосовершенствование” во имя будущего растворения в безымянной и безликой “нирване”, прельстить барона Унгерна, вся жизнь которого была исполнена активной деятельности, проникнута духом целеустремленности, направлена на изменение господствующего миропорядка и борьбу со злом, каким его видел потомок рыцарей?» 

Кроме того, Унгерн, как и любой другой из его сослуживцев, подписывал обязательство не вступать в какие-либо тайные общества. Унгерн, будучи человеком чести и слова, никогда бы не попрал честное имя своей семьи изменой или же предательством. Изменой веры, изменой Государю, ибо для таких офицеров, как он, понятия эти были почти равнозначны.

Примечательно, что «военный буддист» Унгерн в годы Первой Мировой формировал в составе Русской Императорской Армии «ассирийские» добровольческие части из числа исповедовавших христианство (в его яковитской разновидности) сирийцев-айсоров. Именно христиан. Тоже никак не стыкуется с «буддизмом» Барона. Не стоит забывать и о том, что предки Романа Фёдоровича участвовали в Крестовых походах, а некоторые даже сложили свои головы у стен Иерусалима.

Но, конечно же, главным аргументом в пользу «буддизма» Унгерна является ссылка на его «монголофильство», и на то, что почти всю Гражданскую войну он провёл в Монголии. Во многих советских фильмах, где задействован образ Унгерна, его показывают буддистом с садистскими наклонностями, фанатиком монголов и других азиатов. Упрекают Романа Фёдоровича и в том, что он взял в жёны одну из дочерей китайского императора. Разумеется, причиной тому называют «одержимость» Барона азиатчиной. О том, что таким образом Роман Фёдорович надеялся обзавестись союзниками, которые могли бы помочь ему в его борьбе, не упоминается.

Как не упоминается и о том, что перед венчанием, прошедшим в Харбине, невесту крестили в Православие. Русская Поместная Церковь не признавала венчания православных с иноверцами, а это означает, что и сам Роман Фёдорович был православным христианином.

Да и стал бы буддист воевать под золотым стягом с ликом Христа? А именно таким и было знамя Азиатской конной дивизии. Золотое знамя, с одной стороны которого изображена буква «М» и римская цифра «II» (M II – Михаил Второй), с другой стороны был изображён лик Христа, над которым была надпись «С нами Бог». Ещё одно упущение красных пропагандистов. Стоит также добавить, что армию Унгерна сопровождали две иконы, одна из них — высокочтимая икона Богоматери «Споручница грешных», которую после занятия войсками Унгерна Урги, по личному приказу генерала, незамедлительно перенесли в артиллерийскую бригаду дивизии.

В торжественной обстановке, при участии частей войск, под пение сформированного православного хора, киот с иконой перенесли в специальное помещение при бригаде, где в присутствии Унгерна был прочитан акафист, «при массе молящихся, с возженными церковными свечами, сделанными… вручную», — вспоминал один из участников этого события. Для иконы, достаточно большой, были изготовлены специальные дроги, и она сопровождала войска барона во всех его выступлениях. Повозка с находившейся в ней иконой была захвачена красными в бою под Троицкосавском во время последнего похода дивизии Унгерна на территорию Советской России. По воспоминаниям очевидцев, данный случай произвел на барона самое тяжелое впечатление. Известно также, что в дивизии находилась еще одна православная святыня — икона Св. Иннокентия Иркутского, покровителя Сибири. Сохранился специальный приказ Унгерна: «… Икону Иннокентия Святителя, хранящуюся у меня и найденную вахмистром Алексеем Чистяковым при разборке китайского хлама в день коронации Богдо-хана 22 февраля и в день обретения мощей Иннокентия Святителя, передать в батарею, хранить и следовать означенной иконе во всех походах».

Все эти факты служат неопровержимыми доказательствами того, что Роман Фёдорович, последний рыцарь погибающей России, своего вероисповедания не менял и оставался предан Православию.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>