Автобиография иеромонаха Николая (Мамаева). Часть вторая. От МП к РПЦЗ

Интервью, Кёнигсберг, Проповеди, Религия / 28 марта 2015 г.
Автобиография иеромонаха Николая (Мамаева) Часть 2

Сегодня мы публикуем вторую часть автобиографии настоятеля кёнигсбергского прихода Св. Царя-мученика Николая II (РПЦЗ) иеромонаха Николая (Мамаева), в которой духовный отец соратников Б.А.Р.С. повествует о своем личном опыте осознания пагубности нахождения в составе советской церкви МП РПЦ и о присоединении к канонической Русской Православной Церкви Заграницей (РПЦЗ).

- Информационный отдел Б.А.Р.С.

От МП к РПЦЗ.

С каким упоением я открывал для себя Православие! Осознание того, что Православие – это абсолютная истина, не могло оставить меня равнодушным, и я с головой погрузился в чтение. «О, сколько нам открытий чудных готовит просвещенья дух!» — передо мной буквально раскрывалась вселенная. Оказалось, что та мудрость и правда жизни, на которых возникла и создавалась наша цивилизация, были старательно завалены советской макулатурой, слегка разбавленной еретической мыслью Запада и Востока.

Увлечённый открывшимися духовными перспективами, я жаждал увидеть подлинную Русь. Оптина, Псково-Печерский монастырь, Свято-Васильевский монастырь в Овруче, Елецкий Успенский монастырь в Чернигове, Почаев, Киев: где-то я был паломником, куда-то ездил на послушание в надежде вернуть то, что у меня отняла «родная» советская власть.

Правды — я всей душой хотел правды. Всегда со мной были работы Амвросия Оптинского или Игнатия Брянчанинова, Никона Рождественского или Иоанна Восторгова, князя Жевахова или Нилуса – я читал, смотрел, делал выводы.

Одним замечательным летом мне представилась возможность совершить паломничество по святым местам Константинополя, посетить Грецию, Бари и Святую Землю. Путешествие было морским, на шикарном лайнере из порта Одессы. Круиз оказался очень познавательным, в частности я тогда познакомился с известным патриархийным «старцем» Василием Швецом, это тот самый кривовер, что придумал байку о явлении Богородицы краснозвёздному воинству во время штурма Кёнигсберга. Вообще же, проект «Трест» на лайнере работал в полную силу, «батюшки» как один все были антисемиты, монархисты и русские националисты. Однако всё это уходило куда-то на задний план, когда оказывался под сводами Святой Софии, возле мощей Николая Угодника или прикладывался к раке Иоанна Русского.

При подходе к святой горе Афон, корабль оказался в плотном тумане, но уже возле самого полуострова видимость стала нормальной и на глазах всех паломников, откуда ни возьмись, словно из глубины горы, появилась струйка тумана и небольшим облаком села на её вершине. «Бывалые» стали объяснять, что так происходит каждый раз, когда прибывает пароход  из бывшей России. «Значит, мы ещё живы», — с радостью думал я, падая на колени. В это время прибывшие на катере патриархийные монахи начали бойкую торговлю «святыньками»…

Наутро я решил прочитать молитвенное правило на верхней палубе, чтобы видеть Афон. Пройдя на шкафут, я приготовился молиться и тут моё внимание что-то привлекло, гора была какой-то необычной. Моё сердце чуть не выскочило – Богородица! На фоне полуострова ясно выделялся огромный иконописный силуэт Божией Матери.

- Смотри! – я толкнул соседа, и мы опустились на колени, слёзы ручьём текли из наших глаз.

Уходя от Афона, мы долго стояли на корме и видели, как облако также постепенно «ушло» в гору.

Пребывание на Святой Земле также оставило в душе глубокий след и все впечатления просто невозможно описать. Кроме этого, там произошло ещё одно немаловажное событие: я впервые увидел «зарубежников» в Вифании, что и подвигло меня заинтересоваться историей РПЦЗ.

Вернувшись из паломничества, я уже не мог мириться с той двойственностью, что царит в Московской патриархии: почему вместо свободы во Христе повсеместные цепи толстовства; как я могу молиться за «власти и воинства ея», если они уничтожили Россию и убили моего родного деда, наконец, какое отношение к православию имеет масонский экуменизм? Пытаясь найти разрешение этих и других вопросов, я писал «старцу» Иоанну Крестьянкину, но ничего вразумительного в ответ не получил.

Не зная где искать Церковь, я просто сидел дома и продолжал читать, пока в мои руки не попал журнал РПЦЗ «Возвращение». Вот, где я нашёл ответы на многие волновавшие меня вопросы и чтобы окончательно развеять всякие сомнения, «вооружившись» полученными знаниями, я пошёл на «разговор по душам» к знакомому священнику из МП. Тот со мной особо спорить не стал, а ответил довольно просто: «у меня семья и её надо кормить, а такой «ищущий» ты один, что мне прикажешь делать?»

Надо заметить, этот «священник» был в переписке с Митрополитом Виталием, получал посылки с книгами из Джорданвилля и благополучно ими торговал в своей книжной лавке, т.е. это был один из тех, кто морочил голову Первоиерарху РПЦЗ «духовным возрождением» в РФ. Так я поставил точку на своих отношениях с «церковью лукавнующих» (Пс. 25, 4,5).

Мои поиски Церкви в итоге и привели меня в одну из общин бывших катакомбников, по слову Спасителя: «Ищите, и обрящете; стучите, и отворят вам» (Мф. 7, 7). Вот тут-то и началась подлинная духовная брань, ибо Господь привёл меня в Церковь воинствующую. Первым испытанием оказался киприанизм, которому необходимо было дать святоотеческую оценку. Хитромудрую теорию ветвей совесть принять никак не могла, здорово помог Александр Каломирас. Потом появилась РИПЦ, с абсурдным предложением автономии российских приходов РПЗЦ. Логика этих новаторов вообще не поддавалась объяснению; абсурдность их предложений, на мой взгляд, настолько очевидна, что не стоит даже ссылаться на их фальшивую справку от Митрополита Виталия, якобы разрешающую им автономию. Затем грянула операция путинских спецслужб по «объединению» РПЦЗ с «матерью-церковью». Что тут сказать? На эту провокацию мог клюнуть только тот, кто утратил вообще всякое понимание исторической России и абсолютно не знаком как с наследием РПЦЗ, так и с историей возникновения сталинской антицеркви.

Сложнее оказалось правильно отреагировать на Свечной Собор и последовавшую за ним смерть Митрополита Виталия. Уже сейчас с уверенностью можно сказать, что случившийся тогда раскол стал результатом политической ревности о судьбах России, именно в угоду этой ревности пожертвовали Положением о РПЦЗ. В результате, мы всё потеряли, а сатана выиграл. На мой скромный взгляд, сегодня нам не хватает таких патриотов России, как владыки Антоний (Орлов) и Виктор (Пивоваров). Почему бы, пока не поздно, не признать ошибочность своих поступков и не вернуться к церковному правосознанию? Для нас наши мытарства стали школой правосознания, практически показавшей нам правильность и актуальность работ владыки Антония (Храповицкого) о нравственном значении важнейших христианских догматов.

Вот на этой ноте я и позволю себе закончить своё повествование.

Мир всем!

- Иеромонах Николай (Мамаев), настоятель кёнигсбергского прихода Св. Царя-мученика Николая II (РПЦЗ).

Читать: Автобиография иеромонаха Николая (Мамаева). Часть первая. Детство

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>