1990 год. ПОСЛАНИЕ АРХИЕРЕЙСКОГО СОБОРА PУCCКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ ЗА ГРАНИЦЕЙ (РПЦЗ)

Волею Божиею, часть единой Российской Церкви в 1920 году оказалась, в результате кровавой революции, за пределами родины, где тридцать четыре епископа, во главе с митрополитом Киевским Антонием, основали Русскую Православную Церковь Заграницей. Паствой нашей Церкви явились беженцы со всех концов России. Таким образом, наша Церковь существует семьдесят лет. Теперь в нее влились многие инославние христиане, принявшие православную веру. В основание Зарубежной части Российской Церкви положены церковные каноны, определения Всероссийского Собора 1917–1918 годов и указ Святейшего Патриарха Тихона от 1920 года. Высшая власть принадлежит Собору Епископов, которые управляют Церковью самостоятельно. Но эта временная автономия не разодрала нешвенного хитона Тела Христова.

Русские пастыри и паства за границей всегда оставались неразрывной, духовно-единой ветвью Матери-Церкви, распятой на кресте слугами антихриста, восставшими на Христа и Церковь Его. Вдали от родины, отрезанной от нас железным занавесом, мы жили величием мученического подвига верных сынов Церкви, переживали скорби Матери-Церкви, как свои, радуясь ее радостями и молясь горячо за страдальцев на родине…

Наши епископы являлись частью епископата Российской Церкви, никогда не отделяя себя от него. Они возносили за богослужениями имя Святейшего Патриарха Тихона до дня его кончины. Затем имя законного, в силу определения Собора 1917–1918 годов, Местоблюстителя Патриаршего Престола, митрополита Крутицкого Петра, несмотря на многолетнее его заключение, до смерти в ссылке… В свою очередь и Святейший Патриарх и даже митрополит Сергий вначале считали нас своими, писали нам за границу.

И вот, митрополит Сергий, будучи только Заместителем Местоблюстителя, неожиданно превышает свою власть, нарушает единомыслие епископата, издает, без рассуждения всех и вопреки мнению подавляющего большинства иерархов, свою декларацию о единстве интересов Церкви и безбожного правительства. Старейшие иерархи – митрополиты Петр и Кирилл Казанский – осудили этот акт и прервали общение с митрополитом Сергием.

Заграничная часть Российской Церкви последовала их примеру. Собор Архиереев (Окружное послание от 9 сентября 1927 года) постановил: «Свободная часть Российской Церкви прекращает административные сношения с Московской Церковной Властью (митрополитом Сергием и его Синодом), ввиду невозможности нормальных сношений с нею и ввиду порабощения ее безбожной властью, лишающей ее свободы в своих волеизъявлениях и свободы канонического управления Церковью».

Таким образом, раскол в епископате Российской Церкви создал митрополит Сергий. Одни (большинство) пошли путем мученичества, другие – вынужденного соглашательства.

В первые же месяцы легализованного властями церковного управления, начались беспримерные расправы с несогласными, с большинством епископата. Непреклонных дерзновенно, не имея на это никакого права, митрополит Сергий увольняет на покой, запрещает единолично в священнослужении, что дало властям основание для предания их суду, заключения в тюрьмы, лагеря и ссылки, где умирали они мучениками за Возлюбившего их.

Такая расправа с епископатом привела к почти полному уничтожению его. Митрополиту Сергию пришлось восстанавливать заново иерархию. Последние, спасшиеся от разгрома, ушли в катакомбы, то есть нелегальное существование. Несокрушимые катакомбные христиане, отрицающие полностью современную Московскую Патриархию, несмотря на страшные и беспощадные преследования, милостью Божиею, существуют во множестве и в наши дни, не имея, увы, единого Священноначалия.

Свободная Русская Церковь осталась духовно и благодатно с мучениками и исповедниками, прославляя их подвиг, видя в нем славу и победу Церкви, в мрачные и кровавые дни разгрома ее.

Бережно храня память о мучениках, желая подражать подвигу их (в не всегда легких условиях жизни за границей), Собор русских архиереев, сознавая долг свой перед Матерью-Церковью, поддержанный священнослужителями и верующими в России, сделал то, что не могли сделать на родине, прославил со святыми всех Новомучеников и Новых Исповедников, вверяя молитвам их судьбу Церкви и России…

Теперь, когда (бережно созданный) железный занавес начинает разрушаться, мы имеем возможность встречаться и непосредственно общаться с братьями и сестрами на родине и радоваться их непоколебимости и твердости в вере и любви ко Христу. Благодать Божия укрепляет их и посрамляет безбожников.

Верим и исповедуем то, что в храмах Московской Патриархии, в тех из них, в которых священник горячо верит и искренно молится, являясь не только «служителем культа», но и пастырем добрым, любящим своих овец, по вере приступающих, подается в таинствах спасительная благодать [1]. Немногочисленны эти храмы на необъятных просторах Русской Земли.

Храмы катакомбных христиан, братьев наших, в которых совершают богослужения священники, сохранившие каноническую преемственность от принявших мученические венцы, истинных архипастырей Церкви, еще более малочисленны и недоступны широким массам верующих.

…Обращаются к нам священники и верующие из России с просьбой покрыть их омофором, дать им благодать. Пастырская совесть говорит нам, что мы не только можем, но и должны помочь им, испытывая каждый раз причины, побудившие их обратиться к нам. Однако приступаем мы к этому своему новому служению с большой осторожностью, возлагая надежду на помощь Божию, ибо невозможное человеку возможно Богу. Не знаем мы еще насколько демократизировалась советская власть и насколько реальна перестройка.

Мы же, со своей стороны, готовы протянуть руку нуждающимся в нашей помощи, если благословит Бог.

Создадим ли мы этим раскол в Церкви, как думают и говорят некоторые?.. Они, очевидно, забыли или не знают того, что раскол в Российской Церкви создан уже шестьдесят три года тому назад, митрополитом Сергием и его последователями.

Страшные последствия декларации Московская Патриархия не изжила и в наши дни, потеряв внутреннюю свободу Церкви, грубо нарушая 30-е апостольское правило и продолжая оставаться на пагубном пути даже теперь, когда во всех слоях общества освобождаются от грехов, лжи и лицемерия прежних десятилетий.

В свое время в церковное управление Московской Патриархии влились бывшие обновленцы, они внесли модернизм и чрезмерное увлечение экуменизмом.

Стоит перед нами и следующий вопрос: может ли иерархия Русской Православной Церкви Заграницей иметь своих епископов в России, на русской земле? Мы думаем и верим, что не только может, но и должна. Ведь русская земля не является для русских епископов территорией чужой автокефальной Церкви. Огромны просторы России, в которых миллионы верующих остаются без священников, без благодатного окормления. Мы получаем множество писем от верующих, исстрадавшихся без духовной пищи, в которых они умоляют нас дать им священников. Подобно нищему, они просят дать им хлеба духовного и, можем ли мы в их протянутые к нам руки положить камень безразличия и равнодушия? Да не будет! Наш долг сделать все возможное, чтобы удовлетворить их духовный голод.

Московская Патриархия, очевидно, не может сделать этого и потому не имеет права воспрепятствовать нам.

Никто не знает, что ждет еще нашу родину, какие перемены произойдут в ближайшее время вее жизни. Пока открыта только щель, возможно временно, и мы должны воспользоваться ею, а остальное в руках Божиих, ибо Бог наш – Бог, творящий чудеса. Да будет Его святая воля.

+ Председатель Архиерейского Собора Митрополит Виталий.

Вестник Германской епархии РПЦЗ. 1990. № 4. С. 1-2

[1] На Арх.Соборе 1991 г. эта фраза из Послания 1990 г. была изъята. Архиеп. Лазарем, по просьбе смущенных верующих из России, был поднят вопрос о том, что вышеприведенный отрывок является соблазнительным и его нужно убрать. Председатель Собора Митрополит Виталий согласился, «что указанное место в послании является ошибкой» и его надо исправить (что и было сделано). «Но определить благодатность, сказал Первоиерарх, можно только после суда над Московской Патриархией. Мы признаем, что они (архиереи МП) судимы, но еще не осужденные. Поэтому мы с ними не в общении». При этом Архиеп. Антоний Западно-Американский добавил, «что ошибку нельзя поправлять другой ошибкой, говоря теперь, о безблагодатности Патриархии. Сейчас мы не можем претендовать, что мы выше Всероссийского Собора. Это должен решать Всероссийский Собор». Подытоживая обсуждение этого вопроса, Митрополит выразил общее мнение, «что надо ответить, что нам не дан суд над Московской Патриархией и мы ошибались в нашем утверждении о благодатности некоторых священников» (Протокол № 5, стр. 12-13).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>